Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Теория неравноценных условий таганцева

Теория неравноценных условий таганцева

Теория состава преступления

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ Принципиальным требованием российского уголовного права является положение, согласно которому ответственность за наступление общественно опасных последствий возможна лишь тогда, когда они находятся в причинной связи с совершенным лицом общественно опасным деянием. При отсутствии причинной связи между деянием лица и наступившими последствиями эти последствия, как бы тяжелы они ни были, не могут быть поставлены в вину данному лицу.

Начиная примерно с середины XIX в. научная юридическая мысль в области уголовного права была подчинена поискам приемлемой теории причинной связи, которая, с одной стороны, давала бы определенное философское обоснование понятия причинной связи, а с другой — была бы положительно воспринята правоприменительной практикой.

К сожалению, приходится констатировать, что до сегодняшнего дня в полной мере так и не разрешен научный спор о том, какая же причинная связь может быть признана юридически значимой, т.е. служить обоснованием уголовной ответственности. До сих пор в науке уголовного права существуют различные точки зрения на предмет того, какое явление может быть признано юридически значимой причиной и какими признаками характеризуется причинная связь.

Наиболее широкое распространение в уголовном праве дореволюционной России получили так называемая теория необходимого условия (conditio sine gua non), или теория эквивалентности, и теория адекватной причинности. Сторонники теории эквивалентности (Г.Е. Колоколов, Н.Д. Сергеевский, С.П.

Мокринский, П.П. Пусторослев, Э.Я. Немировскнй и др.) признавали причиной преступных последствий любое действие (бездействие), которое выступало необходимым условием наступления преступного результата.

При этом теория эквивалентности предлагала свой метод установления деяния лица как необходимого условия наступления результата.

Для этого из всех предшествующих наступлению результата условий мысленно исключается то действие, которое предполагается в качестве причины наступившего преступного результата.

Если при таком исключении оказывается, что без этого действия последствие не наступало бы либо наступило в иное время или ином виде, го делается вывод, что именно это действие и было необходимым условием интересующего нас результата, т.е. его причиной. Согласно теории эквивалентности все условия, в том числе и достаточно отдаленные, оценивались как равнозначные, без разграничения на главные и второстепенные (отсюда название теории — «теории эквивалентности»).
его причиной. Согласно теории эквивалентности все условия, в том числе и достаточно отдаленные, оценивались как равнозначные, без разграничения на главные и второстепенные (отсюда название теории — «теории эквивалентности»).

Концепция необходимого условия была развита в трудах Т.В. Церетели и получила отражение в УК Грузии 2000 г., в котором в ст.

8 установлено, что причинная связь существует тогда, когда деяние является необходимым условием предусмотренного соответствующей статьей настоящего Кодекса противоправного последствия или его конкретной опасности, без которою в данном случае это последствие не наступило бы либо не создалась бы такая опасность. Недостатком указанной теории является смешение причин и условий совершения преступления, уравнивание в значимости каждого из условий, связанного со следствием. В результате этого на основе теории эквивалентности можно было решать вопрос о привлечении к уголовной ответственности за самые отдаленные последствия совершенного деяния.

В частности, теория эквивалентности позволяла в качестве причины смерти человека признавать действия не только того, кто стрелял в жертву, но и того, кто утерял оружие, найденное и использованное убийцей, и даже того, кто изготовил это оружие, так как действия всех этих лиц были необходимыми условиями, без которых преступление не могло совершиться.

Очевидно, что в принципе такая теория вела к неоправданному расширению уголовной ответственности. Таганцев Н.С. справедливо указывал: «Теория отождествления каждого отдельного условия с причиной приводит к признанию безграничной причинности, а потому и представляется неопределенной»1Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.1.
Русское уголовное право. Т.1.

— Тула: Автограф, 2001. — С. 519.

В противовес теории эквивалентности в конце XIX в.

были выдвинуты так называемая теория адекватной причинности и теория неравноценности условий.

Появление теории адекватной причинности в юридической литературе обычно связывается с именем п.

Криза, физиолога по специальности, который в 1888 г. опубликовал работу

«О понятии объективной возможности и ее некоторых применениях»

.

Среди отдельных приложений своего понятия «объективной возможности» Криз рассматривает и применение этого понятия в области права. Согласно теории адекватной причинности причиной признавались лишь те деяния, которые соответствовали, были адекватны наступившим последствиям и вызвали бы такие последствия в большинстве случаев. Согласно данной теории, например, отсутствует причинная связь в случаях, когда нанесение легкого пореза, для обычного человека не опасного, приводит к смерти больного гемофилией.

В следующий случай. В небольшом городке на квартире одинокой престарелой женщины проживал 18-летний студент техникума.

В основном они ладили друг с другом, но порой между ними возникали трения в связи с тем, что молодой человек иногда поздно приходил домой, а хозяйка вынуждена была вставать, открывать ему дверь, после чего до утра не могла уснуть. Однажды, открыв ему дверь, она сняла висевший над дверью деревянный молоточек, которым пользовалась для раскалывания орехов, и «в назидание» ударила его тихонько по темени. Дальнейшее представляется невероятным.

Студент от этого удара упал и тут же скончался. Судебно-медицинская экспертиза трупа потерпевшего установила у него редчайшую аномалию строения черепа.

На его темени, выше лба, было практически не заросшее коечной тканью место, размером с пятикопеечную монету, и хозяйка квартиры своим деревянным молоточком угодила именно в это место.

О такой аномалии потерпевшего никто не знал, в том числе, как выяснилось, и родители потерпевшего. Можно ли действия хозяйки признать причиной смерти постояльца? Сторонники теории адекватной причинности на этот вопрос отвечают отрицательно ввиду того, что легкий удар по голове не является типичной причиной смерти.

В правовой литературе теория адекватной причинности подверглась критике. В частности, утверждается, что о типичной причине можно говорить лишь в абстракции.

В реальной же действительности вопрос ставится не в плоскости типичности или нетипичности причины, а в том, есть причинная связь или ее нет. Сторонники теории адекватной причинности допускают смешение причинной связи и вины. Например, в изложенном примере именно удар молоточком явился причиной смерти, другой вопрос, что в действиях хозяйки отсутствовала вина.

Например, в изложенном примере именно удар молоточком явился причиной смерти, другой вопрос, что в действиях хозяйки отсутствовала вина.

Она не предвидела и не могла предвидеть, что от такого шутейного удара молоточком наступит смерть студента.

Согласно теории неравноценности условий (к ее сторонникам относят Н.С. Таганцева, С.В. Познышева и др.), юридически значимой причиной признается такая причина, которая более остальных повлияла на наступление следствия, внесла в него больший вклад. Начиная с середины XX века и до настоящего времени наибольшее распространение в науке отечественного уголовного права получила теория необходимого причинения, впервые обоснованная А.

А. Пионтковским2См. Уголовное право.

Общая часть: учебник / Л.А. Герцензон, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б. Маньковский, и др.; под ред.: А.А.

Герцензона, Б.С. Ошеровича, А.А. Пионтковского. -2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1939.

Пионтковский А.А., аргументируя философскими категориями, предложил различать необходимую и случайную причинную связи. При этом, по его мнению, лишь первая влечет уголовную ответственность, а вторая — ее исключает3См.: Пионтковский А.А.

Проблема причинной связи в уголовном праве // Ученые записки ВНИЮН и ВЮА.

— М, 1949. — С. 70-93. Эта же позиция выражена в трудах М.Д. Шаргородского, М.И. Ковалёва, П.Т.

Васькова. Согласно теории необходимого причинения, для определения причины наступления общественно опасного последствия первоначально следует установить, что интересующее нас действие того или иного лица является одним из необходимых условий наступления преступного результата (как и в теории эквивалентности).

После получения положительного ответа на этот вопрос необходимо решить, явилось ли наступление соответствующего последствия необходимым или случайным. Последствие признается необходимым, если оно является закономерным результатом какого-либо деяния, внутренне ему присущим. Случайное последствие закономерно не вытекает из совершения данного деяния.

Оно вызывается иными причинами и обстоятельствами.

Для установления необходимой причинной связи, но мнению сторонников анализируемой теории, необходимо выявить следующие обстоятельства:

  1. общественно опасное последствие, являясь следствием закономерно развившегося во времени и пространстве деяния, наступает с необходимостью.
  2. общественно опасное деяние (действие или бездействие) должно создавать реальную возможность наступления общественно опасных последствий и (или) обусловливать превращение реальной возможности этих последствий в действительность4См.: Уголовное право России. Общая часть. Т. 1 / под ред. А.Н. Игнатова. Ю.А. Красикова. — М., 1998. — С. 142.;
  3. общественно опасное деяние (действие или бездействие) должно быть совершено ранее наступления общественно опасных последствий;
  4. общественно опасное деяние (действие или бездействие) должно являться необходимым условием наступления общественно опасных последствий, при отсутствии которого последствия не могли бы наступить;

В последнее время получили развитие также «теория прямой (непосредственной) и косвенной (посредственной) причинной связи», суть которых состоит в том, что прямая связь — непосредственная, а непрямая, или косвенная. — вытекает из неочевидного поведения лица. Таким образом, причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности.

При установлении причинной связи в каждом конкретном уголовном деле задача органов правосудия состоит в том, чтобы, отвлекаясь от множества сопутствующих преступлению фактов, искусственно изолировать общественно опасное поведение человека и наступивший вредный результат и рассматривать их в качестве возможных причин и следствия.

Основные теории причинной связи в уголовном праве

Вопрос о значении причинной связи при определении ответственности за совершенное преступление в теории уголовного права исторически возник в связи с рассмотрением преступлений против жизни и здоровья.

Итальянские юристы средних веков выработали целый ряд правил, которые, как им казалось, могли содействовать определению ответственности за убийство, явившееся результатом нанесения раны потерпевшему.

Они считали, что для признания наличия причинной связи при убийстве требуется непосредственное лишение жизни другого человека, например, удар топором, выстрел в упор.

Всякое привходящее обстоятельство, содействующее наступлению преступного результата, устраняло вменение содеянного в вину лицу.

Это так называемая теория исключительной причинности, сложившаяся под влиянием аристотелевского представления о действующей причине. Криминалисты феодальной эпохи проводили различие между безусловно смертельными ранами и ранами не смертельными.

При наличии последних они отрицали причинную связь между ранением и наступившей смертью потерпевшего. Для признания причинной связи необходимо было, чтобы смерть наступила до истечения «критических дней» (этот срок обычно составлял 40 дней) после нанесения ранения. Примером могут служить постановления Воинских артикулов Петра I.
Примером могут служить постановления Воинских артикулов Петра I. В толковании к артикулу 154 (об умышленном убийстве) говорится: «…Но надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от битья приключилась.

А ежели сыщется, что убиенной был бит, а не от тех побоев, но от других случаев, которые к тому присовокупились, умре, то надлежит убийцу не животом, но по разсмотрению и по разсуждению судейскому, наказать или тюрьмою или денежным штрафом, шпицрутеном и протчая». Для установления причинной связи между нанесенным ранением и смертью потерпевшего Воинские артикулы также обязывали произвести судебно-медицинское вскрытие и перечисляли 15 видов ран, которые «за смертельные почитаются».

Феодальная доктрина исключительной причинности дольше всего сохраняла действие в странах англосаксонского права. В английском праве до сих пор для признания причинной связи при убийстве требуется, чтобы не истек определенный срок (год и один день после причинения повреждения).

Однако наиболее распространенной теорией причинности в западной уголовно-правовой литературе является так называемая теория conditio sine qua non (теория «необходимого условия»). Согласно этой теории действия человека тогда является причиной данного события, когда оно было одним из необходимых условий наступления этого события. Теория conditio sine qua non исходит из предположения о полной равноценности всех предшествовавших близких или отдаленных условий наступления данного события.

Каждое из них, если оно удовлетворяет указанному требованию, может рассматриваться как причина произошедшего.

Одним из основоположников этой теории считается немецкий юрист Бури, который в конце 60-х — начале 70-х гг. прошлого столетия опубликовал ряд работ, посвященных вопросу о причинной связи. В юридической литературе при попытке определить философские корни теории conditio sine qua non обычно расценивают ее как позитивистскую теорию причинности.

Однако А.А. Пионтковский утверждал, что не существует вообще никакой специальной теории причинности позитивизма, рассматривать теорию conditio sine qua non можно лишь либо в рамках механистического материализма, когда причинная связь рассматривается как объективное явление, либо в рамках идеалистического учения о причине, либо как результат непоследовательного их смешения.

Мокринский, например, объявляя причинность априорной категорией (т.е.

следуя Канту), для своего понимания закона причинной связи пользуется работой немецкого материалиста XVIII в. К.Ф. Гомеля: «Каждое событие, как бы оно не было маловажным, необходимо обусловлено всем мировым прошлым и всем настоящим. Вместе с тем, составляя часть целого, оно необходимо обуславливает все существующее и все то, что имеет осуществиться в будущем.

По меткому и образному замечанию Гомеля, стоило бы изъять из Вселенной только один атом, и весь мир распался бы». Теория причинности conditio sine qua non была господствующей в юридической литературе по гражданскому праву вплоть до начала текущего столетия, а в уголовно-правовой литературе это положение она занимала и в последствии.

Однако нередко она вызывала возражения.

Основное возражение заключалось в том, что она ставит вопрос о возможности ответственности за очень далеко идущие последствия совершенного деяния. Против нее выступали прежде всего цивилисты, т.к.

в области гражданского права во многих случаях по буржуазному праву ответственность за последствия могла наступать при наличии их невиновного причинения. Типичным в этом отношении явился аргумент, выдвинутый П.

Эртманом: «Если мой пес надоедает прохожему, и он вследствие этого изменяет маршрут своей ежедневной прогулки, а затем, спустя несколько недель, прохожий попадает под автомобиль, гуляя по вновь избранному маршруту, то я должен буду нести ответственность, ибо если бы моя собака не вела себя определенным образом, то прохожий не изменил бы прежнего направления своей прогулки и не попал бы под автомобиль.

Моя собака, за которую я должен отвечать и при отсутствии вины с моей стороны, согласно ст.

833 Гражданского уложения, создала условие, без которого не могло наступить увечье или смерть прохожего». Возражения цивилистов против теории conditio sine qua non были ослаблены в области уголовного права, т.к.

тут ответственность предполагает установление вины лица в совершении преступления и отпадает за отдаленные последствия действий, которые не могли быть предусмотрены лицом. Однако, хотя теория причинности conditio sine qua non исходит из признания принципиального равенства всех условий, необходимых для наступления данного преступного результата, в действительности сторонникам ее приходится отступать от этого положения при определении содержания умысла и неосторожности и разрешении конкретных вопросов ответственности за совершенное преступление. Если понимать причинность как любое из необходимых условий наступления результата, то для наличия умысла было бы достаточным требовать установления сознания того, что данное условие может содействовать наступлению преступного результата.

Фактически же сторонники этой теории для установления умысла требуют осознания более конкретного развития причинной связи между действием и наступившим результатом. В качестве иллюстрации такой непоследовательности приводится обычно следующий пример: А.

направляет Б. В лес в надежде, что во время наступающей грозы Б. будет убит молнией. С точки зрения теории conditio sine qua non было бы справедливым в случае гибели Б. привлекать к уголовной ответственности А. за оконченное умышленное убийство, а в случае, когда все обошлось благополучно, — за покушение на убийство.

за оконченное умышленное убийство, а в случае, когда все обошлось благополучно, — за покушение на убийство. Однако криминалисты, сторонники теории conditio sine qua non такого вывода не делают, ссылаясь на то, что это противоречит их «правовому чувству». Не могла эта теория причинности объяснить и объем уголовной ответственности при совершении умышленного преступления, связанного с наступлением определенных квалифицирующих последствий (например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть потерпевшего).

Так, если кому-либо был умышлено нанесен тяжкий вред здоровью, и он погиб во время автомобильной катастрофы, когда его везли в больницу, то хотя с точки зрения рассматриваемой теории налицо причинная связь между действиями лица и смертью потерпевшего (судебная практика на западе обычно признает, что для ответственности за квалифицированное по последствиям умышленное преступление не требуется виновного отношения лица к этим последствиям), все же сторонники не предлагают в этом случае привлекать за совершение квалифицированного вида умышленного преступления. Недостатки теории conditio sine qua non породили в уголовно-правовой литературе стремление создать иную концепцию понимания причинной связи в праве. Примером таких концепций может служить теория, развитая К.

Рекомендуем прочесть:  Права для маломерного судна

Биндингом. Из всех предшествующих условий данного события он стремился выделить такое условие, которому принадлежит решающая роль в воспроизведении этого события; его то Биндинг и считает причиной наступившего результата в тесном смысле слова. Биндинг полагал, что вызвать какое-либо изменение во внешнем мире — это значит нарушить равновесие между существующими противодействующими и содействующими данному изменению условиями в сторону последних.

Человеческое действие, нарушающее это равновесие, является для него причиной наступивших последствий. Однако этой теории присущи по существу те же черты, что и теории conditio sine qua non: все далеко идущие последствия, наступившие от причины — перевешивающего условия, могут быть поставлены с нею в связь.

Она исходит из метафизических представлений о внешнем мире и также не проводит различия между необходимыми и случайными связями. Другие криминалисты стремились внести в понимание причины в уголовном праве непосредственно элемент вины.

Так Н.Д. Сергеевский, признавая основные положения теории conditio sine qua non, указывал, тем не менее, что в области уголовного права она не должна иметь практического применения. Разделяя общефилософское понятие причины и специально уголовно-правовое, он отмечал, что причиной какого-либо события для уголовного права служит лишь то действие лица, в момент совершения которого у него была возможность предвидеть данное явление как последствие своего действия. Причинной связью в уголовном праве Сергеевский считал лишь ту причинную связь, которая охватывалась или могла охватываться предвидением лица.

Надо заметить, что приверженцы теории conditio sine qua non имелись и в советской уголовно-правовой науке, не говоря уже о многочисленных ее последователях среди криминалистов стран соцлагеря.

Так, Т.В. Церетели пишет: «поступок лица должен быть признан необходимым условием (причиной) наступившего изменения во внешнем мире, когда при отсутствии этого действия изменения не произошло бы.<…> Но причинная связь самостоятельно взятая, еще не решает вопроса об уголовной ответственности. Для последней необходима общественная опасность (противоправность) действия и вина действующего лица».

Особняком от главных концепций причинной связи в науке уголовного права стояли так называемые индивидуализированные теории, признающие неравноценность условий для возникновения результата.

В русской дореволюционной литературе сторонником разграничения причины и условия был проф. Н.С. Таганцев. Поступок человека, по мнению Таганцева, не может вызвать непосредственно последствия без содействия других привходящих сил. Поэтому для установления причинной связи прежде всего следует выяснить, в каком отношении к присоединяющимся силам должен находиться человеческий поступок.

Вменение последствия, по теории Таганцева, не подлежит сомнению тогда, когда действия лица возбудило силы, вызвавшие наступление вредного последствия. Ответственность обоснована и в тех случаях, когда лицо, хотя и не возбуждало силы, но дало существующим и действующим силам такое направление, благодаря которому наступил результат.

Наконец, Таганцев признает ответственность и в том случае, когда человек даже не направлял сил, но своим поведением настолько облегчил

«успех этих присоединившихся сил, что их независимость является мнимою, а не действительною»

.

Однако как определить преобладание или относительную незначительность поступка по сравнению с присоединившимися силами Таганцев не объяснил и предоставил решение этого вопроса в каждом отдельном случае судье. Неравноценность условий, по его мнению, можно обосновать лишь с точки зрения житейских представлений. Философскому понятию причинения Таганцев противопоставляет «практическое понятие» причинности, т.е.

«понятие причины в условном житейском смысле слова», которым должно, по его мнению, оперировать уголовное право. В то время как с философской точки зрения причиной является вся сумма предшествующих условий, имеющих равноценное значение, практическая точка зрения позволяет выделять одни условия как причину, а другие рассматривать в качестве повода.

Признание существования неравноценности условий кладет в основу своей теории о причинности русский криминалист С.В. Познышев. Несмотря на то, что для наступления всякого явления необходимы все условия, значение их в возникновении явления, по его мнению, различно.

В отличие от Таганцева, Познышев при установлении различия между условиями-причинами и простыми условиями основывается не на житейских взглядах, а пытается подойти к решению вопроса с точки зрения общих законов развития явлений. Для выяснения того, какими особенностями наделена причина, в отличие от простого условия, Познышев различает три категории условий: во-первых, те отдельные явления, которые послужили непосредственным материалом для возникновения нового явления (например, тело в результате видоизменения которого образуется рана); во-вторых, определенные факторы, воздействующие на вышеуказанное явление и вызывающие в нем определенные изменения, которые приводят к наступлению другого явления (например, удар ножом, выстрел); в-третьих, условия создающие обстановку, среду, в которой происходит образование этого явления (например, состояние атмосферы, температура тела). Только за второй категорией условий Познышев признает качество причины.

Воздействуя на другие явления, они производят в них изменения различного характера: либо непосредственно преобразуют эти явления, либо просто присоединяют их с другими, либо выделяют из них некоторые части т.п. Познышев считает, что объективное основание ответственности следует признать установленным, коль скоро поведение лица было одним из условий-причин наступившего результата, хотя бы оно выразилось в простом подставлении объекта посягательства под действие других факторов. Классификация условий, которую дает Познышев, носит несколько поверхностный характер, а его теория во многом непоследовательна.

Рассматривая уголовную ответственность, он считает достаточным для обоснования предпосылки ответственности, если поведение лица непосредственно или посредственно возбуждало, усиливало или направляло действия хотя бы одного из причинивших результат факторов. Очевидно, что по этой формуле причиной может быть признано любое человеческое действие, хотя бы и самое отдаленное, если только оно каким-нибудь образом способствовало наступлению результата. Специального внимания заслуживает теория адекватной причинности.

Ее появление в юридической литературе обычно связывается с именем И.

Криза, физиолога по специальности, который в 1888 г.

опубликовал работу

«О понятии объективной возможности и ее некоторых применениях»

. Среди отдельных приложений своего понятия «объективной возможности» Криз рассматривает и применение этого понятия в области права. Суть этой теории сводится к следующему.

Каждое событие, которое наступает, фактически представляет собой необходимый результат предшествующих ему условий. Утверждение о вероятности чего-либо носит субъективный характер, так как вероятность означает всегда, что кто-то не знает, наступит или нет данное событие. Вероятность наступления какого-либо события в тех случаях, когда известны обычные, общие, родовые условия его наступления, Криз называет общепринятой вероятностью или объективной возможностью наступления.

При этом «объективный» характер возможности, по учению Криза, есть не выражение состояния объективно существующей реальности, взаимной связи между реальными явлениями внешнего мира, а лишь вероятность, присущая сознанию многих лиц.

Объективная возможность имеет своей предпосылкой знание о типичных связях между явлениями.

Там, где рассматриваемое условие может считаться благоприятствующим наступлению данного результата вообще независимо от индивидуальных особенностей конкретного случая, там можно говорить об адекватном причинении данным условием рассматриваемого результата. По мнению Криза, вопрос о типичности или нетипичности соответствующей связи может быть поставлен лишь в отношении таких обстоятельств, которые сами представляют собой виновное поведение субъекта, т.е.

при определении типичности причинной связи можно принимать во внимание лишь те обстоятельства, которые были известны субъекту или могли быть ему известны.

Таким образом, предпосылкой решения вопроса о причинной связи с точки зрения разбираемой теории должно являться выяснение, насколько действие субъекта, исходя из известных ему, или могущих быть известными условий, способно вообще причинить рассматриваемый результат.

Эта так называемая субъективная теория адекватной причинности была дополнена объективной ее разновидностью, автором которой считают Рюмелина.

Отличие последней состоит в том, что при решении вопроса о возможности наступления данного результата Рюмелин привлекает и условия, которые стали известны уже после наступления этого результата. Вопрос о значении условия как адекватного для причинения рассматриваемого результата должен быть разрешен с точки зрения последующего объективного прогноза, т.е.

ex post, который решается судом. Несмотря на то, что многие юристы на Западе признали, что с помощью этой теории достигнуто, наконец, соответствие «правовому чувству» при установлении причинной связи, адекватная теория причинности в силу ее субъективистского характера практически может означать защиту полного судейского усмотрения в решении вопроса о причинности.

Для всех разновидностей теории адекватной причинности характерно отождествление причинной связи с вероятностью ожидания события данного рода со стороны того или иного лица.

Конечно, человек при помощи своего разума решает вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между явлениями внешнего мира.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+