Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Решения судов по орм в отношении адвокатов

Решения судов по орм в отношении адвокатов

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ, ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В соответствии с ч.4 ФЗ «Об ОРД», правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. Вместе с тем, после принятия Конституционным судом Определения от 14 июля 1998 года № 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений федерального закона «об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.

Черновой, в число нормативно правовых актов включают и определения Конституционного суда РФ.

Согласно ст. 79 Закона о Конституционном суде, решение Конституционного суда действует непосредственно, и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами, а позиция Конституционного суда о соответствии Конституции РФ смысла нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемого им правоприменительной практикой, выраженная в его постановлении, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления его в силу.

Большая часть Определений Конституционного суда РФ по жалобам граждан на несоответствие Конституции РФ ФЗ «Об ОРД» выносилось в случаях, когда для разрешения поставленных в жалобе вопросах не требовалось вынесения итогового решения в виде постановления, но в них устанавливался правовой смысл обжалуемых норм закона «Об ОРД».

Большая часть Определений Конституционного суда РФ по жалобам граждан на несоответствие Конституции РФ ФЗ «Об ОРД» выносилось в случаях, когда для разрешения поставленных в жалобе вопросах не требовалось вынесения итогового решения в виде постановления, но в них устанавливался правовой смысл обжалуемых норм закона «Об ОРД». Так, указанные определения принимаются по заключениям судей Конституционного суда, предварительно изучивших их в соответствии со ст. 41 Закона о Конституционном суде РФ, а их номера имеют литеры «О-П».

Данные определения, в большинстве случаев, публикуются в официальных изданиях. Характерной особенностью указанных определений является наличие в них правовых позиций, раскрывающих правовой смысл оспариваемого в жалобе положения ФЗ «Об ОРД».

В данных определения, Конституционный суд РФ, дает правовую оценку, доводам изложенным в жалобе, не рассматривая данную жалобу в общем порядке. Установленная, в данных определениях, Конституционным судом оценка, имеет такую же юридическую силу, как и Постановления Конституционного суда. Вместе с тем, при осуществлении защиты по уголовным делам, необходимо использовать Определения и Постановления Конституционного суда РФ, в том числе, относительно законности применения ФЗ «Об ОРД», в каждом конкретном случае.

Определение Конституционного суда от 14 июля 1998 г. № 86-0, содержит следующие правовые позиции, обязательные при применении ФЗ «Об ОРД»: Осуществление негласных ОРМ с соблюдением требований конспирации и засекречивания сведений в области оперативно-розыскной деятельности само по себе не нарушает прав человека, однако при этом орган, осуществляющий ОРД, должен проверить поступающую к нему информацию, и в случае, если она является заведомо ложной, принять соответствующие законные меры к участнику оперативно-розыскных действий; Таким образом, Конституционный суд РФ обязывает сотрудников органа проводящего ОРМ (в том числе «проверочная закупка» и «оперативный эксперимент»), перед проведением указанных мероприятий проверить поступившую к ним оперативную информацию о причастности лица, к совершению противоправных действий (утверждений одного лица, выступившего в качестве закупщика, для проведения законного ОРМ не достаточно).

Сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию; Закон «Об ОРД» не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; Таким образом, органы осуществляющие ОРД, без поступления к ним и официального оформления (дело оперативного учета, дело оперативной проверки) информации о причастности лица к совершению противоправных действий, по собственной инициативе, не имеют права вмешиваться в частную жизнь граждан. Постановление, утвержденное руководителем органа осуществляющего ОРД, ходатайство в суд о проведении ОРМ, а также судебное постановление о проведении ОРМ ограничивающего Конституционные права граждан, его разрешающее, должны быть мотивированными; Так, в указанных документах должны содержатся конкретные данные о противоправной деятельности лица, и цели проведения ОРМ в соответствии с ФЗ «Об ОРД». Судья не обязан давать разрешение на проведение ОРМ лишь на основе поступившего к нему представления руководителя органа, осуществляющего ОРД, если не придёт к выводу о необходимости его проведения, его обоснованности и законности; Таким образом, при рассмотрении ходатайства органа осуществляющего ОРД об ограничении Конституционных прав граждан, суд может изучить дополнительные материалы о необходимости такого ограничения.

Если сведения, на основании которых начаты ОРМ и заведено дело предварительной оперативной проверки, не подтвердились, либо в ходе осуществления ОРМ обнаруживаются признаки не преступления, а иных видов правонарушений, то проводимые ОРМ и дело оперативного учета подлежат прекращению, что позволяет проверяемому лицу истребовать из органа осуществлявшего ОРД полученную о нем информацию; Если лицо, в отношении которого проводятся ОРМ по судебному решению, узнало об этом и полагает, что его права и законные интересы ущемлены, то оно имеет право на обжалование и судебную защиту, то есть обжаловать постановление суда о проведении в отношении него ОРМ в вышестоящий суд. Определение Конституционного суда от 2 октября 2003 г. № 345-0, содержит следующую правовую позицию, обязательную при применении ФЗ «Об ОРД»: Конституционный суд определил, что сведения о телефонных соединениях абонентов (детализация телефонных переговоров), могут быть получены исключительно на основании судебного решения, так как относятся к охраняемой Конституцией РФ информации.

Определение Конституционного суда от 4 февраля 1999 г. № 18-0, содержит следующие правовые позиции, обязательные при применении ФЗ «Об ОРД»: Результаты ОРМ являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона «Об ОРД», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем. И хотя эта правовая позиция в большей степени регулирует не ОРД, а процессуальный порядок использования в доказывании ее результатов, устраняя недостатки ст.

89 УПК РФ, тем не менее, она обязывает оперативных сотрудников соблюдать порядок представления оперативно-розыскных материалов следователю и создавать необходимые условия для их проверки процессуальным путем. Таким образом, результаты ОРД могут быть представлены следователю только на основании постановления органа осуществляющего ОРД, и содержать сведения необходимые для легализации результатов ОРД следователем (опросы и данные лиц участвовавших при досмотре и т.д.).

В определении Конституционного суда от 1 декабря 1999 г.

№ 211-О сформулирована правовая позиция о том, что законодательные нормы, регламентирующие проведение по поручению следователя опросов граждан, не подлежат применению к обвиняемому без учета положений уголовно-процессуального законодательства, закрепляющих гарантии прав этого особого участника судопроизводства, а проведение ОРМ, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.
№ 211-О сформулирована правовая позиция о том, что законодательные нормы, регламентирующие проведение по поручению следователя опросов граждан, не подлежат применению к обвиняемому без учета положений уголовно-процессуального законодательства, закрепляющих гарантии прав этого особого участника судопроизводства, а проведение ОРМ, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

Таким образом, этим решением по существу был установлен запрет на проведение даже по поручению следователя опросов обвиняемых, находящихся под стражей без разъяснения им права на отказ от дачи показаний и на возможность участия в проводимом опросе адвоката. Таким образом, результаты опросов граждан проведенных до возбуждения уголовного дела и без присутствия адвоката (или отказа от него) не могут в дальнейшем использоваться при доказывании и подлежат признанию недопустимыми доказательствами в суде.

В определении Конституционного суда от 18 декабря 2003 г. № 498-0 указано, что ст. 8 Закона «Об ОРД» не предусматривает возможности проникновения оперативных сотрудников в жилище в целях задержания разыскиваемого лица без согласия на то проживающих там лиц и без судебного решения. В мотивировочной части этого решения отмечалось, что закон допускает проникновение в жилище без судебного решения лишь в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД с обязательным уведомлением суда в течение 24 часов.

В данном решении Конституционный суд формально ограничивается лишь буквальным толкованием положений ст. 8 Закона «Об ОРД», однако с учетом обстоятельств применения оспариваемой нормы им фактически признаются незаконными проникновения оперативных сотрудников в жилище в указанных здесь целях, если при отсутствии судебного решения не было получено согласие на то проживающих там лиц. В соответствии с определениями от 24 июня 2008 г.

№ 356-0-0, от 15 июля 2008 г.

№ 460-О-О, от 16 апреля 2009 г. № 404-О-О и 565-0-0, от 25 февраля 2010 г. № 261-0-0, 17 ноября 2011 г. № 1585-0-0 и т.д., Конституционный суд признал право лиц, в отношении которых проводились ОРМ, на ознакомление с судебными решениями, на основании которых они осуществлялись.

В том числе, путем направления соответствующего запроса в орган осуществлявший ОРМ. Согласно Определениям Конституционного Суда Российской Федерации № 44-О от 06.02.2004 года и № 1068-О от 19.06.2012 года, положения части пятой статьи 246 и части третьей статьи 278 УПК Российской Федерации, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и часть третья статьи 56 данного Кодекса, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Вместе с тем эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части второй статьи 75 УПК Российской Федерации правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым.

Тем самым закон, исходя из предписания статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования, содержащихся в них сведений. Названное правило является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25 апреля 2001 года по делу о проверке конституционности статьи 265 УК Российской Федерации, это право, как и право каждого не быть обязанным доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и должны обеспечиваться, в том числе правоприменителем, на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм.

Данная норма закона нашла практическое применение в Апелляционном определение Верховного Суда РФ от 23.12.2014 года № 72-АПУ14-63, согласно которому показания сотрудника полиции, о содержании пояснений подозреваемого, были признаны судом недопустимым доказательством по делу.

Таким образом, сотрудник полиции, являвшийся участником досудебного производства по делу, не может быть допрошен судом о содержании пояснений подозреваемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2018 N 1468-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пугачева Максима Михайловича на нарушение его конституционных прав пунктом 8 части первой статьи 6 и частью первой статьи 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИОПРЕДЕЛЕНИЕот 28 июня 2018 г. N 1468-ООБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНАПУГАЧЕВА МАКСИМА МИХАЙЛОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГОКОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 8 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ6 И ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 15 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА»ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ», ПУНКТОМ 3 СТАТЬИ8 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИИ АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.

Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.М.
Ярославцева,рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.М. Пугачева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,установил:1.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.М. Пугачев просит признать не соответствующими , , , , , , , , и Конституции Российской Федерации «Оперативно-розыскные мероприятия» и «Права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность» Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», «Адвокатская тайна» Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в той мере, в какой они позволяют суду удовлетворять ходатайства о проведении в помещении адвокатского образования оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» без достаточных оснований подозревать адвоката в противоправной деятельности, а также позволяют проводить это мероприятие путем активных поисковых действий в помещениях, где хранятся материалы адвокатских производств, содержащие адвокатскую тайну, и с возможностью изъятия предметов и документов, без гарантий, предусмотренных для обыска в таком помещении. Как следует из представленных материалов, постановлением судьи районного суда от 5 мая 2017 года, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, отказано в удовлетворении жалобы, поданной в порядке УПК Российской Федерации в интересах М.М.

Пугачева, на действия сотрудников ФСБ России, проводивших обследование в служебном помещении, используемом им для адвокатской деятельности. Данное решение мотивировано тем, что обследование проводилось на основании судебного разрешения, выданного в связи с наличием сведений о противоправной деятельности сотрудников организации, возглавляемой М.М. Пугачевым, а осмотренные и изъятые в ходе обследования документы являются общедоступными и не содержат адвокатской тайны.2.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Российской Федерации, гарантируя равенство всех перед законом и судом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств ( и ), не предусматривает каких-либо исключений из этого принципа для лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, и не определяет особого статуса адвокатов, обусловливающего обязательность законодательного закрепления дополнительных, по сравнению с другими гражданами, гарантий их неприкосновенности (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 года N 629-О-О и от 17 июля 2012 года N 1472-О).Законодательное требование о проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) на основании судебного решения ( Федерального закона

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

) направлено на обеспечение реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, сохранение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено ее оказание, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны. Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, данный институт призван защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг (Определение от 8 ноября 2005 года N 439-О).

Сведения о преступном деянии самого адвоката не составляют адвокатской тайны, если они не стали предметом оказания юридической помощи ему самому в связи с совершенным им преступлением. Норма Федерального закона

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

не устанавливает неприкосновенность адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, постольку она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности — к каковой в любом случае не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как несовместимого со статусом адвоката (, и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), — и (или) могут затрагивать адвокатскую тайну (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 года N 629-О-О).В соответствии с Федеральным «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, в том числе обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств , возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных данного Федерального закона, и только при наличии оснований, указанных в его , которыми являются, в частности, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела . При этом проведение обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, включая обследование жилых и служебных помещений, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, закон увязывает непосредственно с возникновением, изменением и прекращением уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений на досудебной стадии уголовного судопроизводства, когда уголовное дело еще не возбуждено либо когда лицо еще не привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу, но уже имеется определенная информация, которая должна быть проверена (подтверждена или отвергнута) в ходе оперативно-розыскных мероприятий, по результатам которых и будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела.

В то же время на основании результатов оперативно-розыскной деятельности возможно не только подтвердить, но и поставить под сомнение или опровергнуть сам факт преступления, что имеет существенное значение для разрешения вопроса об уголовном преследовании или отказе от него, а также от применения связанных с ним мер принуждения или ограничений прав личности. Когда в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, проведение оперативно-розыскных мероприятий в силу и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» должно быть прекращено (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2011 года N 12-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1998 года N 86-О, от 21 мая 2015 года N 1182-О, от 27 июня 2017 года и др.). Для решения задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право производить при проведении оперативно-розыскных мероприятий изъятие документов, предметов, материалов и сообщений ( Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Вместе с тем полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей ( Федерального закона

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

).Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в его конкретном деле и в указанном им аспекте.Представленные М.М. Пугачевым судебные решения не свидетельствуют о том, что обследование помещения было сопряжено с получением входящих в производство адвоката по делам его доверителей документов и материалов, содержащих адвокатскую тайну.

Как следует из жалобы, нарушение своих прав заявитель связывает с незаконными, по его мнению, действиями правоприменителей, которые, как утверждается в жалобе, подменили обыск оперативно-розыскным обследованием, без учета особенностей проведения обыска в отношении адвоката и гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 года N 33-П применительно к доступу к материалам адвокатского производства. Тем самым заявитель, по сути, ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о проверке и оценке действий и решений правоприменителей.

Между тем разрешение этого вопроса в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:1.
Между тем разрешение этого вопроса в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:1.

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пугачева Максима Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.ПредседательКонституционного СудаРоссийской ФедерацииВ.Д.ЗОРЬКИН——————————————————————

Новости

сюжет: Теги: , , , , , МОСКВА, 21 окт — РАПСИ. Адвокатское сообщество намерено поставить перед Верховным (ВС) и Конституционным (КС) судами вопрос о возможности проведения любых оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) в отношении защитников только с разрешения суда.

«Предложения по улучшению ситуации (с осуждением адвокатов): поставить перед ВС РФ и КС РФ вопрос о том, чтобы все виды ОРМ, начиная с наблюдения, а тем более оперативный эксперимент в отношении адвокатов, проводились только на основании судебного решения»

, — говорится в рекомендациях, опубликованных на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов (ФПА).

Кроме того, отмечается необходимость инициировать исключение слова «защитник» из диспозиции части 2 статьи 303 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности» УК РФ. Анализ ситуации Согласно опубликованной справке, чаще всего адвокатов осуждают не за совершение преступлений против правосудия, а за мошенничество или покушение на хищение средств путём обмана.

«Осуждение по статье 159 УК РФ с применением части 3 статьи 30 УК РФ дает основание предполагать, что проведение ОРМ в отношении адвокатов является распространенной практикой, и статус адвоката не является препятствием для оперативных сотрудников. При этом часть 3 статьи 8 Закона об адвокатуре, гласящую, что проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката допустимо только на основании решения суда, органы, проводящие ОРМ, трактуют так, что это ограничение распространяется лишь на те виды ОРМ, для которых судебное решение необходимо по закону об оперативно-розыскной деятельности», — говорится в документе. Согласно представленным палатами данным, имеются факты осуждения защитников за взятки и превышение должностных полномочий, причем эти преступления были ими совершены до приобретения статуса адвоката.

Лишь немногие адвокаты осуждены за преступления против правосудия, а представленная палатами информация не дает оснований предполагать, что хоть в каких-то случаях осуждение являлось способом воспрепятствования профессиональной деятельности адвоката. Допущенные ошибки По данным адвокатских палат, осуждение коллег явилось следствием игнорирования ими требований закона «Об адвокатуре» и Кодекса профессиональной этики, в частности, о недопустимости привлечения в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещания благополучного исхода дела и разрешения его недостойными способами, в том числе с помощью приобретения каким бы то ни было способом имущества потерпевших и принадлежащих им имущественных прав. «Как правило, все случаи мошенничества и покушения на мошенничество связаны со ссылками осужденных адвокатов на наличие личных связей, причем не только с сотрудниками правоохранительных органов и судей, но и с экспертами, судебными приставами-исполнителями, сотрудниками ФСИН и ОФМС.

Во многих случаях при получении денег соглашение об оказании юридической помощи не заключалось, практически во всех случаях денежные средства в кассу адвокатского образования не вносились, квитанции о получении не выписывались и не готовились заранее», — указывает ФПА.

Кроме того, имелись случаи нотариального оформления на себя или на родственников адвоката недвижимости лиц, которым была обещана та или иная помощь, либо как гонорар, либо для продажи и последующей передачи должностным лицам, что значительно облегчало доказывание по таким делам.

По делам, где адвокаты осуждались за преступления против правосудия, наиболее распространенной ошибкой является общение адвоката с лицами, ранее уже допрошенными в качестве свидетелей, или иными участниками процесса, интересы которых явно противоречат интересам подзащитного. В отдельных случаях основанием привлечения к уголовной ответственности явилось недостаточно продуманное и оформленное адвокатом возмещение причиненного потерпевшему ущерба и морального вреда.СоцсетиДобавить в блогПереслать эту новостьДобавить в закладкиДобавить в блогКод для публикации: Адвокатское сообщество намерено поставить перед Верховным и Конституционным судами вопрос о возможности проведения любых оперативно-розыскных мероприятий в отношении защитников только с разрешения суда.19:28 21.10.2019Как это будет выглядеть: Адвокатское сообщество намерено поставить перед Верховным и Конституционным судами вопрос о возможности проведения любых оперативно-розыскных мероприятий в отношении защитников только с разрешения суда.19:28 21.10.2019Переслать эту новость

  1. E-mail
  2. E-mail доставки
  3. Ваше Имя

Текст на картинкеВсе поля обязательные для заполнения!Спасибо!

Сообщение успешно отправлено.Прислать свою новость

  1. E-mail
  2. Ваше Имя

Текст вопросаТекст на картинкеВсе поля обязательные для заполнения!Спасибо! Сообщение успешно отправлено.Добавить в закладкиГлавные новости17:18 14.09.202015:53 14.09.202020:41 14.09.2020

Постановление № 1-87/2014 от 19 февраля 2014 г. по делу № 1-87/2014

, результаты проведения ОРМ «Наблюдение» от 21.02.2013, представленных в СД диске № 187с, а также снят гриф «Секретно» со следующих документов: Сводки № мероприятия НАЗ, НВД от 22.03.2013; СД диск № 193с; СД диск № 188с, СД диск № 187с.

(т. 1 л.д. 222-223).К результатам негласного мероприятия «Оперативный эксперимент», произведенного на основании постановления от ДД.ММ.ГГГГ года, имеющего гриф секретности, должны быть отнесены итоговый документ такого оперативного мероприятия — акт о проведении оперативного эксперимента от ДД.ММ.ГГГГ года, а также, акт осмотра, пометки и вручения денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ.Статьей 12 ФЗ № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо предусмотрено, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятиях силах, средствах, источниках и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий, подлежат рассекречиванию только на основании постановления органа, осуществляющего ОРД.Акт осмотра, пометки и вручения денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 22-24) содержит такие сведения:-о силах: привлечении оперативных работников УЭБ и ПК ГУ МВД России по СК ФИО14, ФИО15, специалиста криминалиста БМО на КМВ ЭКЦ ГУ МВД РФ ФИО16, а также, ФИО8 для участия в «Оперативном эксперименте» с целью передачи денежных средств в качестве взятки за положительное решение МВК; -о средствах: использовании специальных технических средств люминесцентного карандаша и химического средства «Люминофор БЗС», денежных средств в размере 170 000 (сто семьдесят тысяч) рублей, полученных по статье «Оперативные расходы», а также отборе в ходе оформления акта контрольных образцов специальных технических средств, использованных в ходе ОРМ;Акт о проведении негласного оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» от ДД.ММ.ГГГГ (т.

1 л.д. 25-27) также содержит такие сведения:- о силах: специальных подразделениях ГУ МВД России по СК, в том числе оперативных работников УЭБ и ПК ГУ МВД России по СК, специалисте криминалисте БМО на КМВ ЭКЦ ГУ МВД РФ, сотруднике БСТМ, оборудовавшего гражданку ФИО8 специальной аудио, видеозаписывающей техникой, собственно самой гражданки ФИО17 привлеченной для участия в негласных оперативно-розыскных мероприятиях;-о средствах: специальной аудио, видеозаписывающей технике, денежных средствах в размере 170 000 (сто семьдесят тысяч) рублей, полученных по статье «Оперативные расходы», других специальных технических средствах: люминесцентном карандаше и химическом средстве «Люминофор БЗС».

Приведенные выше акты, содержат сведения об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.Кроме этого, конфиденциальность сведений, ставших известными гражданам в ходе подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также, обязанность лиц сохранять эти сведения в тайне, прямо определена в ст.

ФЗ № «Об оперативно-розыскной деятельности». При указанных существенных нарушениях действующего законодательства об оперативно-розыскной деятельности, следователь не мог рассматривать результаты ОРД (Акт осмотра, пометки и вручения денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ (т.

1 л.д. 22-24), Акт о проведении негласного оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 25-27) в качестве оснований для принятия решения о возбуждении уголовного дела, использовать их в качестве допустимых доказательств по уголовному делу, поскольку, указанные выше результаты ОРД оперативным органом не рассекречены и предоставлены с нарушением требований Инструкции о порядке предоставления, т.е.

не соответствовали требованиям допустимости, предусмотренным уголовно-процессуальным законом.Пункт 15 Инструкции о порядке предоставления предусматривает, что в случае отсутствия постановления о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, результаты ОРД должны предоставляться следственному органу в соответствии с порядком ведения секретного делопроизводства.Кроме этого, в силу требований п. 3 ч. 3 ст. уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну, подсудны Верховному суду республики, краевому суду или областному суду, что исключает возможность рассмотрения настоящего уголовного дела Пятигорским городским судом СК.Из материалов уголовного дела следует, что к участию в оперативно-розыскных мероприятий была привлечена гражданка ФИО8, которой сотрудники полиции сообщили, что им известно, о том, что она оформляет документы в архитектуре и в связи с этим у нее возникли проблемы (Постановление о проведении оперативного эксперимента от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д. 20-21), Постановление о проведении ОРМ «Наблюдение» от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.

91-92), Постановление о проведении ОРМ «Наблюдение» от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.

93-94).Статьей ФЗ № «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо предусмотрено, что должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при решении задач в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий допускается использования помощи отдельных граждан с их согласия на гласной или негласной основе. При этом, в целях соблюдения прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности органам (должностным лицам), осуществляющим ОРД, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (ст.

5 ФЗ «Об ОРД»).Из Акта о проведении оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» от ДД.ММ.ГГГГ следует, что все, происходящие действия с момента прибытия гражданки ФИО8 с целью участия в оперативном эксперименте ДД.ММ.ГГГГ года, были занесены в акт осмотра, пометки и вручения денежных средств, который в последствии зачитан всем присутствующим лицам(т. 1 л.д. 26).Из Акта осмотра, пометки и вручения денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 22-24) усматривается, что должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, были разъяснены права и обязанности представителям общественности ФИО18 и ФИО19, а также специалисту-криминалисту БМО на КМВ ЭКЦ ГУ МВД России по СК ФИО16 Вопрос о согласии ФИО8 на участие в оперативно-розыскном мероприятии «Оперативный эксперимент» от ДД.ММ.ГГГГ — должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не выяснялся и должным образом в ходе проведения ОРМ не оформлялся.Также, в акте отсутствуют сведения о ее инструктаже по вопросу недопустимости подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий лицо, в отношении которого проводятся ОРМ.

Далее, из объяснений, в ходе проведения ОРМ гражданки ФИО8 от ДД.ММ.ГГГГ следует, ФИО1 ей пояснил, что все обойдется в 170 000 рублей. Из них 70 000 рублей ей надо будет заплатить на МВК, а остальную сумму официально, но она не поняла куда (Т.1 л.д. 18).Несмотря на данные объяснения ФИО8, ей для передачи в качестве взятки за положительное решение МВК вручают 170 000 рублей (т.1 л.д.

24).При этом в Постановлении о проведении оперативного эксперимента указывают, что он проводится в целях выявления факта вымогательства взятки в сумме 170 000 рублей за перевод жилого помещения в нежилое (т. 1 л. д. 20).Как следует из Акта о проведении оперативного эксперимента, сам эксперимент проводился с целью, отличной от указанной в постановлении — документирования факта вымогательства взятки с гражданки ФИО8 за согласование проектной документации по реконструкции недвижимого имущества(т. 1 л.д. 25).Из приведенных данных следует, что фактически, оперативный эксперимент проводился в целях, отличных от указанных в Постановлении о проведении оперативного эксперимента от ДД.ММ.ГГГГ (т.

1 л.д. 20-21), что недопустимо.

Действующим законодательством допускается проведение ОРМ для выявления уже готовящегося, а не лишь возможного, в принципе, преступления, с учетом требований в ст.

7 ФЗ «Об ОРД», согласно которым, основаниями для проведения ОРМ являются, ставшие известным органам, осуществляющим ОРД сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также, о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.При этом признается допустимым проведение предусмотренного законодательством ОРМ в связи с проверкой заявления о предложении дать взятку, т.е.

допускается производство оперативного эксперимента на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Основанием для его проведения является принятое и зафиксированное в установленном законом порядке заявление о предложении дать взятку, подкрепленное опросом заявителя, выполнением иных проверочных действий.Однако, когда информации о направленности умысла должностного лица на совершение конкретного преступления в будущем нет и ОРМ не направлены на выявление преступлений в прошлом или продолжающих совершаться, полученные при проведении ОРМ результаты, не могут использоваться как доказательства.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Ушковых проведены с нарушением требований ФЗ № «Об оперативно-розыскной деятельности». При указанных обстоятельствах результаты проведенных ОРМ до обращения ФИО8 с заявлением в правоохранительные органы ДД.ММ.ГГГГ на основании:- постановления о проведении ОРМ «Наблюдение» от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Ушкова Ю.Е. (т. 1 л.д. 91-92);- постановления о проведении ОРМ «Наблюдение» от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Ушкова Ю.Е.

(т. 1 л.д. 93-94);ми- распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ о проведении гласного ОРМ обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств принадлежащих или используемых управлением архитектуры и градостроительства администрации (т. 1 л.д. 79);- распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ о проведении гласного ОРМ обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств принадлежащих или используемых проектной мастерской «Архитектура дизайн инженерия» (т.

1 л.д. 28) — не могли быть указаны следователем в качестве оснований к возбуждению данного уголовного дела.И.о. заместителя начальника ГУ МВД России по СК ФИО20 материалы проверки для принятия решения в порядке ст. ДД.ММ.ГГГГ направлены в адрес первого заместителя СУ СК РФ по СК ФИО10, где в п.19 содержится ссылка на приложение к материалам, в том числе …, постановления о рассекречивании материалов, полученных в ходе проведения ОРМ от ДД.ММ.ГГГГг.

(т.1 л.д. 10-11) Для принятия решения они направлены ДД.ММ.ГГГГ в Пятигорский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по СК (т.1 л.д. 9). Такое постановление о рассекречивании материалов, полученных в ходе проведения ОРМ действительно имеется в материалах уголовного дела, но оно датировано ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 222-223). Таким образом, и.о.

заместителя начальника ГУ МВД России по СК ФИО20 от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 10-11), направляя в адрес 1зам.руководителя СУ СК РФ по СК материал проверки в отношении Ушкова Ю.Е., не мог прилагать к нему постановление от ДД.ММ.ГГГГ о рассекречивании материалов, полученных в ходе проведения ОРМ, что свидетельствует о нарушении порядка ведения секретного делопроизводства. (т. 1 л.д. 222-223). При составлении постановлений о привлечении в качестве обвиняемых ФИО21 и обвинительного заключения, следователем допущено неправильное изложение обстоятельств, касающихся сущности и формулировки предъявленного обвинения.В соответствии с должностной инструкцией муниципального служащего, замещающего должность заместителя начальника, главного архитектора учреждения

«Управления архитектуры и градостроительства администрации »

на Ушкова Ю.Е.

были возложены обязанности:- по организации разработки и согласования всех видов градостроительной проектно-планировочной документации (п.3.1.1);- утверждению архитектурно-планировочных заданий на объекты любого функционального назначения (п.3.1.11);- рассмотрению обращений, заявлений и жалоб граждан и юридических лиц по вопросам, относящимся к его компетенции (п. 3.1. 15).То есть, на главного архитектора Ушкова Ю.Е.

законодательством РФ, другими нормативными актами и ведомственными документами, а также, должностной инструкцией, не были возложены обязанности по проставлению подписи на предпроектных проработках, как это отражено в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и такого понятия как предпроектныепроработки законодательством не предусмотрено.

Изложенное свидетельствует о том, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого Ушкова Ю.Е. (т.5 л.д. 2-5) и Ушкова Е.Ю. (т.5 л.д.

11-14), содержат неконкретное обвинение, поскольку, указаны несуществующие полномочия должностного лица. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении № от ДД.ММ.ГГГГ (с изменениями и дополнениями)

«О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

в п.

14 дал судам разъяснения, что в случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч. 1 ст. по своей инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст.ст. , , возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В соответствии с конституционным принципом, суд является органом, осуществляющим правосудие и не является органом, осуществляющим уголовное преследование.

В этой связи, суд не наделен правом устранять, приведенные нарушения закона, допущенные органом предварительного следствия и таким образом, не может выступать на стороне обвинения или защиты. Вышеуказанные обстоятельства, по мнению суда, подтверждают, что в досудебном производстве по данному уголовному делу, были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а их устранение не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Изложенное является существенным нарушением закона, не устранимым в судебном производстве, препятствующим рассмотрению дела по существу, исключающим возможность постановления законного и обоснованного приговора, или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

а, следовательно, являются основанием для возврата дела прокурору для устранения допущенных нарушений.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что предъявленное Ушковым обвинение и обвинительное заключение не содержат анализ совокупности всех обстоятельств и анализ иных существенных противоречий, содержащихся в материалах ОРД, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела и доказательств, полученных в ходе выполнения следственных действий.

Таким образом, постановление о привлечении в качестве обвиняемого Ушкова Ю.Е.

( т.5 л.д. 2-5 ) и Ушкова Е.Ю. ( т.5 л.д. 11-14) и обвинительное заключение содержат не конкретное обвинение, в указанных процессуальных документах неправильно изложены обстоятельства совершенного деяния и указаны не существующие полномочия должностного лица. Поскольку, в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона и они неустранимы в судебном заседании, а их устранение не связано с восполнением неполноты предварительного следствия, данное уголовное дело в соответствии с п.

1 ч. 1 ст. , подлежит возврату прокурору. Остальные доводы, приведенные защитниками подсудимых в качестве оснований возврата уголовного дела прокурору в порядке ст., не подлежат удовлетворению при проведении предварительных слушаний, поскольку, суд не вправе входить в оценку и анализ, представленных органом следствия доказательств, возвращая уголовное дело в порядке ст. прокурору.В соответствии с п.

2 ч.1 ст. , по результатам предварительного слушания, суд принимает решение …. о возвращении уголовного дела прокурору.В силу приведенных оснований, суд в соответствии с п.

1 ч. 1 ст. считает правильным возвратить данное уголовное дело прокурору для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального закона и препятствий его рассмотрения судом ввиду составления обвинительного заключения с нарушением требований УПК РФ, поскольку, такие нарушения, исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного судебного решенияМеру пресечения в отношении обвиняемых Ушкова Ю.Е.

и Ушкова Е.Ю. в виде в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, суд считает необходимым, оставить без изменения.На основании изложенного и, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. , п.2 ч.1 ст., суд П О С Т А Н О В И Л:Уголовное дело в отношении Ушкова Ю.

, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.

«в» ч. 5 ст. и Ушкова Е. , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.3 ст. возвратить прокурору для устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального закона и препятствий его рассмотрения судом ввиду составления обвинительного заключения с нарушением требований УПК РФ.Меру пресечения в отношении Ушкова Е.Ю.

Ушкова Ю.Е. оставить прежней — в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.Постановление может быть обжаловано в вой суд в течение 10 дней со дня его вынесения.Председательствующий, судья Н.В.ЖурбаПятигорский городской суд (Ставропольский край) Ушков Е.Ю.

Ушков Ю.Е. Журба Н.В. (судья) Судебная практика по применению норм ст.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+