Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Порола мама редко и всегда заслуженно

Порола мама редко и всегда заслуженно

Порола мама редко и всегда заслуженно

Читать онлайн «Сборник рассказов о порке» — RuLit — Страница 3

Загрузка. Зато на него обратила внимание проводница: «Ого, какой большой мальчик…» Мама в ответ сказала с насмешкой: «Член больше мозгов… Поэтому приходится драть.

Ну, благодари за порку и целуй розги и руки.» Я выполнил весь ритуал и даже поцеловал руки проводницы, поблагодарил ее за то, что держала меня, считала удары и помогла маме добыть розги.

Потом уже мама рассказала мне, как ей удалось уговорить Евгению наломать эти прутья и помочь меня наказать. После ритуала благодарности мама шлепнула меня ладонь по попе и добавила: «Становись спиной к двери, лицом к столику (на столике лежали розги)… Смотри на розги и думай о своем поведении. Попу не закрывай…»

Мама и проводница вышли, а я остался стоять голый, с выпоротой попкой.

Мне было не только больно, но и очень стыдно, что меня секли при посторонней, что мой член терся о бедро женщины. Наконец, меня пугала все та же перспектива: кто-нибудь откроет случайно дверь и увидит меня с голой и выпоротой попой… Как потом оказалось, у меня был еще один повод стыдиться.

Когда мама несла розги, чтобы наказать меня, это видела женщина из соседнего купе.

Потом она слышала характерное пение розог.

Когда мама с проводницей вышли после наказания, эта женщина завела с мамой разговор о порке, советуясь как лучше выбирать прутья и пороть. Таким образом, моя порка была известна в вагоне. На следующий день эта женщина и проводница, когда мы выходили из вагона, еще раз упоминали о моем наказании при прощании и насмешливо смотрели на меня.

Этот стыд мне мама напомнила уже дома, когда предупредила, что если я не возьмусь за ум и не исправлю свои манеры, то она розгами распишет на моих ягодицах правила хорошего тона.

На первом курсе универа меня тоже здорово выдрали.

Мне было уже 20 лет. В зимнюю сессию я получил двойку на экзамене.

Я сам позвонил маме и сообщил о своем проступке. Она ответила кратко: «Сам все приготовь, будь готов к строгому наказанию, щадить не буду.» Я приготовил розги (3 пучка), веревку, подушку, разделся до трусов. Чтобы не раздражать маму еще больше, я начал учить вопросы на следующий экзамен, зачетка с не проставленной оценкой (это означало двойку) лежала раскрытая на столике.
Чтобы не раздражать маму еще больше, я начал учить вопросы на следующий экзамен, зачетка с не проставленной оценкой (это означало двойку) лежала раскрытая на столике. Так получилось, что в нашем подъезде в тот день произошло происшествие: на 2 этаже вспыхнул пожар; пока его потушили (быстро), соседка из квартиры под нами попросила разрешения переждать у нас со своим сыном, пока рассеется дым.

Убирать розги назад я не посмел.

Поэтому, сгорая от стыда, что видно к чему я приготовился, а еще больше при мысли, что мама может выпороть меня при соседке и ее сыне, я принял их у нас дома; только одел спортивные штаны и рубашку. Целый час, пока они были у нас дома, был для меня хуже ожидания порки. Наконец, пришла мама. Лена, так звали соседку (она была старше меня всего на 12 лет), спросила мою маму: «Ты будешь прямо сейчас его пороть?» Мама сказала, что да.

Лена: «А розгами по голому телу или через трусы?» Мама: «Обязательно по голой попе, иначе неэффективно; а так и больно, и стыдно. Потом поставлю без трусов на колени.» Я готов был провалиться сквозь землю, а Валерка (сын Лены, ему было 14 лет) смотрел со страхом на розги, на меня и моргал. Я боялся, что мама предложит Лене остаться (Валерку я не стеснялся) и смотреть на мое наказание, чтобы пристыдить меня и устрашить Валерия.

Дело в том, что я запал на Лену и, пардон, хотел заняться с ней сексом; она уже узнала, что меня секут за проступки, но предстать перед ней голым не для секса, а чтобы лечь под розги, потом вихлять перед ее глазами своим исполосованным задом… Это было страшнее розог. Но, к моему счастью, в тот раз Лена сказала: «Не будем мешать, пойдем домой»; потом все-таки был случай, когда меня высекли при Лене. Как только они ушли, мама произнесла обычное: «Догола…» Я разделся и ждал голый… Мама сняла пальто и сапоги, помыла руки, потом осмотрела розги, зачетку, взяла веревку и крепко связала мне руки.

Потом за ухо отвела к кровати и глухо приказала лечь. За двойку я получил 60 суровых ударов розгами, потом отстоял 1 час на коленях… А потом получил еще 40 розог за лень. Мама мне объяснила такое двойное наказание так: «60 розог ты получил за двойку, то есть за учебу.

Но видимо порка за оценки для тебя слишком легкая, поэтому я добавляю тебе за лень; потому что тебе учиться не трудно, ты просто ленишься.» После 40 розог я еще час стоял на коленях. Розгами меня в целях профилактики секли всю зимнюю сессию.

Больше я не получил ни одной плохой отметки в ту сессию и пересдал экзамен на пятерку.

После пересдачи мама еще раз меня выпорола: «Не ленился и сдал все нормально. Поэтому для профилактики получишь еще 40 розог.» Весь месяц моя попа была по цвету как баклажан.

Но я ни разу не сердился на маму и не обижался за столь строгое воспитание, потому что знал, что я это заслужил, а мама просто заботится о моем воспитании.Порка Валеры.

Я уже писал, что был случай, когда мне было мучительно страшно от мысли, что меня высекут при соседке Лене, которую я хотел. Я боялся, что она мне не даст, если увидит, как я дергаюсь под розгой; иначе говоря, сочтет меня маленьким для «траха». Но то, что произошло после той порки, сняло эту проблему.

Сначала я должен рассказать об одном из случаев, когда я сам порол кого-нибудь. Через несколько дней после порки, перед которой у нас были Лена и ее сын Валерка, во второй половине дня ко мне зашла Лена. Я был на зимних каникулах и один дома, мама была на работе.

Лена, смущаясь, спросила меня:

«А тебя часто секут розгами; ну, в смысле, у вас дома есть запас розог?»

Я, тоже смущаясь, ответил: «Розги, конечно, есть с запасом.» Лена тогда спросила: «А ты мне не дашь немного, я хочу выпороть Валеру. Я вообще-то хотела попросить твою маму, чтобы она меня научила пороть.» Я удивился, но ответил так: «Насчет розог нужно спросить у мамы, но она будет только вечером. А научить пороть могу и я. Я порол племянницу, мальчишку из подшефного класса.

Опыт наказывать у меня есть.» Лена помолчала и опять спросила: «Ты не можешь позвонить маме на работу и спросить ее разрешения на розги и твою помощь?» Я позвонил маме и получил ее разрешение взять 2 пучка розог и помочь Лене в порке Валеры. Когда звонил маме, то очень волновался: на работе у мамы не знали, что она меня порет, ведь мне уже было 20 лет. Некоторых из сотрудниц мамы я лично знал, им было почти столько же, сколько и мне.

Я осторожно спросил маму:

«Можно взять два пучка розог и помочь Лене выпороть ее сына?»

Мама произнесла приблизительно следующее: «Я разрешаю обе вещи», – что означало – можно взять розги и помочь Лене выпороть Валерку.

Я передал это Лене. Она обрадовалась.

Перед тем, как пойти наказывать Валеру, Лена расспросила меня о порядке наказания. Я рассказал на своем примере: нужно раздеть ребенка догола или только до майки, связать руки, чтобы не мешал пороть, положить на живот (под лобок – подушку, чтобы приподнять попу).

Рассказал, как держать розги и бить (по нижней части ягодиц и ляжкам, чтобы было больнее и чтобы не повредить позвоночник и почки). Особо заметил, что во время наказания нельзя кричать и просить остановить порку.

За это – по губам, дополнительные удары, а потом за ухо на горох без трусов.

Лене понравились все правила, потому что они были направлены на наказание непослушного ребенка. Чем строже, тем лучше. Дело в том, что Валера тогда очень сильно провинился: он получил две «3», попытался скрыть это от своей мамы, нагрубил классной. За это все Лена была готова спустить ему шкуру.

По просьбе Лены я взял не только розги, но и ремень с пряжкой (офицерский) и веревку, чтобы связывать ее сына. Мы спустились к ним в квартиру.

Валера знал, зачем его мама пошла к нам, поэтому сидел и дрожал от страха. До этого дня его розгами не пороли. Только иногда, слегка могли стегнуть ремнем, через трусы.

Теперь ему предстояло узнать настоящее болючее наказание. Увидев розги и ремень, он начал хныкать и умолять о прощении. Выглядел он жалко – чуть не ползал на коленках перед своей мамой.

Я не люблю трусов, тем более при наказании.

Мне он тогда напомнил подругу Инги, которую вместе с ней наказывали за срыв урока. Только она была девчонкой, а он мальчиком. Мне было и смешно и противно смотреть на него. Я решил, что выдеру его побольнее за эту трусость.

Пороть никогда не поздно!

-50 Кто помнит этот рассказ?

Мне в своё время неплохо зашёл. И как то даже вполне мило и по доброму, по женски, по семейному. Не то что какая нибудь хардовая тема. Помню погружался во вселенную подобных эротических рассказов с головой без остатка, и наивно (хотя почему наивно, не раз встречал свидетельства девушек в сети как они получали по попе от родителей в 18 лет, такая прелесть) уверовав в их правдоподобность, материальность и осязаемость, предавался чувственным грёзам.
Помню погружался во вселенную подобных эротических рассказов с головой без остатка, и наивно (хотя почему наивно, не раз встречал свидетельства девушек в сети как они получали по попе от родителей в 18 лет, такая прелесть) уверовав в их правдоподобность, материальность и осязаемость, предавался чувственным грёзам. Раньше таких рассказов много было.

Или сейчас гуглить разучился. Практикую с переменным успехом в оффлайне, но подобные повествования наводят на чувственно мечтательный, романтический лад. Киньте какие нибудь рассказы о порке подобного рода, которые вам понравились.

Когда нибудь увлекались написанием таких рассказов?

Или можете поделиться реальной историей.

«Светлана была красивой женщиной, которая разменяла пятый десяток, но выглядела по-прежнему лет на тридцать. Она стояла в галантерее и уже собиралась купить обычную пластмассовую щетку для волос, как неожиданно услышала голос:- Ой, Светка, это ты?Голос принадлежал Ольге, давней подруге Светы.- А, привет, Оль, какими судьбами?- Да, забежала купить шампунь.- А я вот как раз хотела купить эту щетку для волос, — сказала Света, показывая на витрину.- Не надо, возьми лучше возьми деревянную массажную.

Очень хорошая вещь, немецкая.Я такой уже давно пользуюсь.- Ладно, пожалуй, и, правда, лучше купить подороже — не на один же день покупаю.Светлана купила щетку, и они с Ольгой вышли из магазина.

Подруги немного поболтали о работе, и перешли на детей:- Как твоя Ленка? Учится? — спросила Ольга.- Да, совсем от рук отбилась — постоянно грубит, пропускает лекции. Не знаю, что и делать. А Сергей только через год вернется, ты же знаешь.Сергей, муж Светы, был дипломатом, и на этот раз его послали работать в Португалию на целый год.- Эх, не умеешь ты детей воспитывать, Светка.

Я со своей Викой строго: если провинилась — получи по попе. Так она у меня и институт с красным дипломом закончила, и на работу хорошую устроилась, по хозяйству помогает.- Ну, это раньше надо было думать. Ты-то свою лет десять назад так воспитывала, наверно.

А сейчас уж — что выросло, то выросло.- Ничего подобного. В первый раз я ее выпорола в 18 лет, когда она домой под утро пьяная заявилась.

И до сих пор наказываю за серьезные проступки.

Вот, на прошлой неделе она забыла зарядить мобильный и уехала на выходные к подруге на дачу. Мы с отцом ей всю дорогу звонили, а «абонент недоступен».

Не знали, что и подумать. Боялись, вдруг, с ней что-то по дороге случилось, а телефона подруги не знали. Мы даже в милицию заявили. А она приехала в воскресенье вечером, как ни в чем не бывало. Я, конечно, сначала обрадовалась безумно, а потом стала ее отчитывать за такую безалаберность.

Да, попку я ей так подрумянила, что сесть она спокойно до сих пор не может. Зато теперь всегда на связи, трубку после первого же гудка берет. Светлана не верила своим ушам.- Ты это серьезно?

Ей же уже двадцать три года:- Ну и что? Живет-то она с нами. А орет во время порки так, как будто ей три, а не двадцать три.

Я ведь ее только за дело наказываю, да она и сама понимает, что виновата.- А чем ты ее наказываешь?- По-разному, но в основном щеткой — такой же, как ты сегодня купила.- Щеткой???

Да она ведь небольшая и легкая какая-то, разве можно ей сильно отшлепать?- Ой, Светка, сразу видно, что тебе никогда щеткой не доставалось, — рассмеялась Ольга.

— Главное, что она деревянная. Сначала я Вику пластмассовой шлепала, так она треснула буквально через месяц. Попка-то у нее крепкая, как орех!

А то, что она легкая, это хорошо — удар сильнее получается.

Берешь и тыльной стороной щетки со всей силы лупишь свою красавицу. Кстати, поверхность у щетки гладкая, лакированная, поэтому шлепать можно по голой попе — так гораздо больнее получается. Если хорошо отшлепаешь, синяки останутся недели на две, как минимум — тоже хорошее напоминание.

Можешь мне поверить, уж я-то в этом кое-что понимаю!- Ты это серьезно? А по голой попе обязательно?- Обязательно.

Во-первых, ты всегда можешь видеть, насколько сильно ты ей всыпала, а потом ей должно быть стыдно — она ведь наказана.- Да: Знаешь, а, пожалуй, это идея. Я попробую выпороть Ленку.- Не «попробую» , это должно войти в обиход.

Твоя Ленка должна знать, что, если она провинится, то будет наказана — вот тогда будет результат. Тут одной поркой не ограничишься.

Я свою Викусю тоже долго не хотела пороть, хотя мне мать все время говорила, что надо бы.

А, когда ей 18 лет исполнилось, я и сама поняла, что пусть лучше ее пятая точка страдает, чем вся жизнь наперекосяк пойдет.

В глубине души, она мне благодарна, я уверена.- Да, ты права.

Знаешь, спасибо тебе большое за совет, мне бы самой и в голову такое не пришло.- Не за что! Ну ладно, подруга, мне пора. Давай, до скорого!- Пока!Приехав домой, Света никак не могла выбросить из головы разговор с Ольгой. Она зашла на кухню и остановилась.

Там пахло табачным дымом, причем довольно сильно. Неужели Ленка еще и курит? Светлана разозлилась не на шутку.- Лена, подойди сюда!Минут через пять дверь открылась, и Лена неторопливо подошла к матери- Ты курила?

— жестко спросила Света.- Да, я курила.

Мама, мне уже 21 год и я сама могу решать, курить мне или нет.- Ну уж нет, дорогая моя.

Пока ты живешь в моем доме, я за тебя отвечаю.

Мы с отцом тебе много раз говорили, что курение недопустимо, особенно для девушки!- Мне все равно, что вы там говорили — я могу делать то, что хочу, а ты можешь орать сколько угодно — истеричка!- Это я истеричка? Что ж, похоже, мне придется прибегнуть к крайним мерам.

Иди в спальню и подожди меня там. Мы продолжим этот разговор, но уже по-другому.Лена пожала плечами и вышла из кухни. Зачем продолжать разговор в спальне: что за блажь?

Вообще-то ей не очень нравилось курить, и делала Лена это в основном, что показать свою независимость.

Она уже начала жалеть, что нахамила матери, но, как всегда в таких случаях, не собиралась признавать свою вину до последнего. Она вошла в спальню и встала перед зеркалом. Лена была очень красивой стройной девушкой небольшого роста.

На ней были обтягивающие джинсы и облегающая майка — все это как нельзя лучше подчеркивало ее соблазнительные формы, на которые заглядывались парни.- Продолжим?

— спросила мама, закрывая дверь.- Я не вообще не понимаю, что нам продолжа: , — осеклась Лена, увидев в руке у матери небольшую массажную деревянную щетку для волос.

— Что это, спросила она, показывая пальцем на щетку.- Я купила ее сегодня в магазине и мне кажется, что пришло время воспользоваться покупкой.Лена непонимающе уставилась на маму.- У тебя, что совсем крыша поехала, да? Ты меня причесывать собралась?- Да, сообразительностью ты никогда не отличалась. Я собираюсь тебя выпороть за курение.

По-другому я с тобой общаться в состоянии.

Слов ты не понимаешь. Лена онемела. Она не могла поверить своим ушам.- Выпороть, — знаешь, мне уже не пять лет, да и в том возрасте меня никто не порол. В любом случае, насколько я знаю, для этого не используют щетку, — фыркнула Лена.- Вот именно, что никто.

А зря! Но ничего это мы сейчас исправим — лучше поздно, чем никогда. Про щетку я и сама недавно узнала.

Ольга Викторовна утверждает, что это весьма действенный метод наказания.Лена была в шоке.

Она хорошо знала мамину подругу и ее дочку Вику.

Вика была старше ее на 2 года, она была высокомерной девушкой с внешностью фотомодели. Лене и в голову не пришло бы, что Ольга Викторовна ее наказывает.

Ленкины размышления были бесцеремонно прерваны мамой:- Раздевайся!- Что??? — Ленка все еще не верила в реальность происходящего- А ты подумала, я тебя по джинсам пороть буду. Нет, ты получишь настоящую порку по голой попе, о которой еще нескоро забудешь.Лена уже не могла ни о чем думать.

Все это было как-то слишком — ее взрослую девушку мать собирается выпороть по голой попе, к тому же какой-то щеткой.

Она по- настоящему испугалась, поняв, что с ее ростом она не сможет вырваться. У Лены задрожали руки.- Мама, извини меня, пожалуйста.

Не надо меня пороть, я все поняла, я была такой дурой, — она была готова расплакаться.- Раньше надо было думать.

А теперь снимай джинсы и побыстрее!Лена поняла, что спорить бесполезно — мать была полна решимости выдрать ее, как следует. Она расстегнула молнию и стала стягивать джинсы.- А теперь сложи их и положи на стул — в ближайшее время они тебе не понадобятся.Девушка осталась стоять в белых хлопковых трусиках и красной облегающей майке, которая едва доходила до талии.
Она расстегнула молнию и стала стягивать джинсы.- А теперь сложи их и положи на стул — в ближайшее время они тебе не понадобятся.Девушка осталась стоять в белых хлопковых трусиках и красной облегающей майке, которая едва доходила до талии. Она переминалась с ноги на ногу, потупив глаза и не зная, что делать дальше.Мама села на кровать и сказала:- Подойди сюда, поближе.Лена подошла на ватных ногах.Светлана одним рывком спустила с нее трусики.- Мама, нет!

— закричала Лена, пытаясь одеть их обратно.- А я сказала: «да».Света сильно ударила Лену по рукам, совсем, как в детстве.

Она поняла, что сопротивление бесполезно.

Лена стояла красная от стыда, даже не думая о том, что ей предстоит.- Ложись ко мне на колени и упрись руками в пол.Лена выполнила указание. Света задрала и без того короткую майку, чтобы она не мешала во время порки. Теперь девушка чувствовала себя совсем беззащитно.

Лена часто посещала тренажерный зал, питалась исключительно по какой-то диете, поэтому Светлана невольно улыбнулась, увидев ее очаровательную упругую белую попку.

В настоящий момент она была вся покрыта мурашками — зрелище достойное кисти какого-нибудь художника.

Лена почувствовала мамин взгляд на своей прелестной округлости и подумала, что лучше бы ее увидел какой-нибудь парень. Несмотря на потрясающую красоту, Ленке катастрофически не везло в личной жизни — попадались одни нахалы и придурки, а умные обходили стороной в страхе быть отвергнутыми такой красавицей.

Так что в свои 21 она оставалась девственницей, что ее не очень-то радовало. Она и курить-то начала, в том числе, для того чтобы познакомиться с каким-нибудь нормальным молодым человеком.

Светлана провела ладонью по изгибу Ленкиной попы, затем взяла щетку и нанесла первый удар тыльной стороной. Казалось, что звук от удара заполнил собой все помещение.

В спальне было не так уж много мебели, и акустика оказалась просто потрясающей. Лена ощутила резкую жгучую боль и застонала — ей совсем не хотелось кричать, как маленькой девочке.

Она решила достойно вынести эту порку, раз уж так все получилось, но девушка никак не ожидала, что небольшая щетка способно причинить ТАКУЮ боль. К этому она была явно не готова.- Шлеп, шлеп, шлеп, — удары посыпались один за другим, и уже на десятом Ленка не выдержала:- Ай, не надо, оооуу, пожалуйста, — заорала она.Но Света и не подумала прекратить. Несмотря на протесты дочери, она выдала ей еще тридцать отличных ударов.

Она намеренно наносила настолько сильные удары, на которые только была способна, чтобы дать Лене понять, что в любом возрасте порка может быть очень серьезным наказанием.- Ой, ай, больно, я больше не буду, мамааааа, — Лена вскрикивала после каждого удара.Света как раз закончила обрабатывать каждый кусочек ягодиц, и сейчас Ленкина попа была темно-розовой.

Она была очень довольна произведенным эффектом. Ольга была права: небольшая щетка оказалась отличным орудием для наказания.- Ну что, ты по-прежнему считаешь себя слишком взрослой для хорошей порки? — усмехнувшись, спросила Света.Лена только молчала и напряженно сопела, ощущая жар во всей попе.

Ей ужасно хотелось потереть горящие ягодицы, и она больше не сомневалась в эффективности порки в любом возрасте.- Молчишь? Тогда продолжим!Светлана била со всей силы, вкладывая в каждый удар душу.Шлеп!

Шлеп! Шлеп! — три удара по левой ягодице.- Ой, Ай, Ай!Шлеп! Шлеп! Шлеп! — три по правой. — Ай-и-и-и!- Шлеп — удар посередине, по двум ягодицам сразу.- Аааауууууу!!! Этот удар оказался особенно болезненным.Лена поняла, что она орет, как ненормальная.

Выдержать порку молча явно не получилось. Теперь она поставила перед собой новую цель — не заплакать.

Она понимала, что это довольно непросто, но ей ужасно не хотелось быть униженной окончательно.Поэтому она поклялась, что если заплачет, то все расскажет Катьке — своей подруге.

Лена всегда дисциплинировала себя таким образом: если ей надо было что-то сделать, она давала себе обещание сделать что-то очень неприятное, если задумка не удастся. До этого редко доходило, но обещания, данные самой себе, она ни разу не нарушала.

Сейчас был такой же случай — она и подумать не могла о том, как ей будет стыдно, если кто-то узнает о порке, а тем более — Катька. Но Лена считала, что подобные неприятные клятвы помогают ей мобилизоваться.Света продолжала методично нашлепывать Ленкины ягодицы.- Шлеп, шлеп, шлеп — будешь еще курить?

Будешь? Шлеп, шлеп! Чтобы больше к сигаретам близко не подходила!

Шлеп! Шлеп! Шлеп!Лена, наверное никогда не испытывала такой дикой боли. Ее попка горела, а новые удары отдавали резкой болью.- Оааайии, Ыыыыфффф! Не буду, я больше не буду, мама, никогда не буду!Света продолжала шлепать дочку. Теперь она нашлепывала то место, где ягодицы переходят в ноги.- Ты у меня теперь сидеть долго не сможешь!

Теперь она нашлепывала то место, где ягодицы переходят в ноги.- Ты у меня теперь сидеть долго не сможешь!

Теперь тебе даже в голову не придет закурить:Ленкина попа приобрела багровый цвет с явно наметившимися синяками. Лена уже не могла контролировать себя: мама порола ее, не переставая, не останавливаясь ни на секунду.- Шлеп!

Шлеп! Шлеп! Шлеп! Шлеп!Лена почувствовала, как слезы покатились по щекам, но ничего не могла сделать.

Она уже охрипла от крика.- Хваааатит, Аййииии, О-о-о-оййй, прошу тебя, умоляю, — визжала она сквозь слезы.- Хватит?

Это ты мне будешь указывать? Здесь я говорю, когда хватит. Ну, ты у меня сейчас получишь!У Светланы открылось второе дыхание, и она принялась наносить особенно болезненные удары по двум ягодицам одновременно.

Ленка постоянно сжимала половинки перед каждым ударом, что еще больше увеличивало боль.- Трах!

Трах! Шлеп!- Неееееееееет, ааааааааууууууууу, яяяяа не укаааазываююююю, боооооольноСлова Лены становилось все сложнее разобрать сквозь слезы, катившиеся градом по щекам.- Поплачь, поплачь — это полезно.

Я из тебя выбью всю дурь. Ты у меня научишься отвечать за свои поступки.Светлана наносила удар за ударом, и Лена потеряла всякую надежду, ее крики уже перешли в непрерывный плач.- Ты у меня запомнишь.

Шлеп! На всю жизнь. Шлеп! Это только начало.

Шлеп! Теперь ты у меня будешь получать порку за каждую провинность. Шлеп! Шлеп! Это сделает из тебя. Шлеп! Приличную девушку. Шлеп!

Совсем от рук отбилась. Трах! Трах! Трах!- Я будууу хорошей девушкой, ай, ай, обещаааю!!!

Не надо! Уйёёё!!! Света, наконец, остановилась и критически осмотрела результаты своей работы: на Ленкиной попе буквально места живого не было, она очень сильно контрастировала с ножками и спинкой, которые были девственно белыми.- Твое наказание еще не закончено.У Лены внутри все сжалось — неужели она продолжить ее шлепать.

Она рыдала и умоляла Светлану:- Мамочка, пожалуйста, я больше не выдержу:- Вставай, — неожиданно сказала Света. — Одень трусы и встань в угол, лицом к стене.Лена уже и думать не могла о том, чтобы спорить с мамой. Конечно, она понимала, что стоять в углу в ее возрасте безумно стыдно и нелепо, но с другой стороны после порки она уже ничему не удивлялась.

Лена стала натягивать трусики, которые болтались где-то в районе щиколоток в течение всей порки. Когда резинка соприкоснулась с напоротой попкой, Лена поморщилась от боли и тихонько вскрикнула.

С трудом надев трусы, она дотронулась до ягодиц и принялась их тереть, пытаясь унять боль и жжение.- Кто тебе разрешил трогать попу? Немедленно убери руки и в угол, да поживее.

Лене ничего не оставалось, как подчиниться. Она встала в угол, всхлипывая и мечтая охладить горящие ягодицы.- Постой и подумай о своем поступке, а я вернусь через полчаса, — сказала Светлана и вышла из спальни.Лена была ужасно зла на себя. Как она могла расплакаться? Она, взрослая девушка, рыдала, как ребенок на коленях у мамы.

Она не могла себя простить за это.

Ну, теперь все расскажу Катьке, — сказала она самой себе. — Мне будет стыдно, но я это заслужила.

Даже не потому что курила, а потому что не смогла вытерпеть порку. Больше всего ей сейчас хотелось оказаться в ванной и принять холодный душ.

Но в ближайшее время эта мечта была недостижима. Лена кое-как вытерла слезы и стала тереть попку, пытаясь унять жжение, однако каждое прикосновение к ягодицам доставляло такую боль, что вскоре она отказалась от этой идеи. Она просто стояла в углу и думала, что никогда больше не будет курить.

Это несчастная сигарета не стоила и сотой доли страданий, через которые ей пришлось пройти. Наконец, когда Лена поняла, что уже не в состоянии стоять, дверь открылась и на пороге появилась Светлана.- Можешь выйти из угла. Ты хочешь мне что-нибудь сказать?- Да, я все поняла, я больше никогда не буду курить.

Честное слово. Это вредная привычка и я сожалею, что попробовала сигарету.- Хорошо.

Я рада, что ты все поняла. Но если я застану тебя за этим занятием еще раз, надеру задницу так, что сегодняшняя порка покажется легким массажем. Надеюсь, ты усвоила, что отныне этот метод воспитания будет применяться к тебе регулярно. Лена густо покраснела и пробормотала:- Да, мама!

Но я буду вести себя хорошо:- Сомневаюсь, в последнее время ты настолько распустилась, что я думаю, ты довольно скоро вновь окажешься над моим коленом. Раньше я думала, что порка — это непедагогично, что это может травмировать детскую психику.

Но теперь ты уже взрослый человек и я считаю, что порка пойдет тебе только на пользу. Это действительно очень эффективное средство для воспитания испорченных девушек. А теперь я хотела бы напомнить тебе еще об одной провинности.

Ты уже и забыла, как нахамила мне сегодня, когда я пыталась объяснить тебе, что курение вредит здоровью.У Лены и вправду совершенно вылетело из головы, как она сегодня огрызалась, отвечая на мамины вопросы.

Она не знала, что делать и понимала, что ей не избежать еще одной порки.- Мамочка, прости, пожалуйста.

Я не хотела тебе грубить, сама не знаю, что на меня нашло:- Понимаю, но знаешь это уже не в первый раз. Только за последнюю неделю ты позволяла себе разговаривать со мной на повышенных тонах не один раз. Или тебе напомнить?Лена опустила глаза.

Она прекрасно помнила эти отвратительные истерики, которые она закатывала по любому поводу.- Не надо, я все помню:- Вот и замечательно. Кстати, ты мне не подскажешь, что бывают с юными леди, которые грубят родителям, — поинтересовалась Светлана.- Им: они: их наказывают, — прошептала Лена- Громче, я не слышу!- Их наказывают.- Неужели?

И как же их наказывают?-:- Ты не знаешь, как наказывают непослушных девушек? Что ж, видимо, нам с тобой придется повторить предыдущее наказание — короткая же у тебя память. Светлана потянулась за щеткой, которая все еще лежала на кровати.- Нет!

Нет! Не надо! Я знаю. Их: их: шлепают по голой попе- Вот это уже лучше. Тебе повезло, что ты так быстро сообразила, а то я и впрямь собиралась повторить твое наказание.

А чем их шлепают?- Щеткой, — быстро ответила Лена.

Ей совсем не хотелась повторения наказания, она ужасно испугалась, когда мама потянулась за щеткой, поэтому решила отвечать на вопросы быстро, как бы стыдно ей ни было.- А вот это уже не совсем правильно. На самом деле, я думаю, что щетка — это лучшее средство для твоего воспитания и сегодня я в этом убедилась. Но я уже наказала тебя щеткой, причем довольно сильно.

Поэтому, если и вторую порку ты получишь ей же, твои ощущения будут уже не столь яркими, да и рука у меня устала. Но оставить твое хамство безнаказанным я тоже не могу. Поэтому я решила, что на этот раз ты получишь ремня.В детстве Свете самой довольно часто доставалось ремнем от папы, так что она по опыту знала, что это такое.

Последнюю порку Света получила в шестнадцать лет, когда отец узнал, что его дочь неделю не была в школе, а вместо этого бегала на свидания с молодым человеком.

Ей до сих пор было стыдно вспоминать об этом.Лена испуганно потерла попку.- Мама, а может не надо, мне и так больно.- Тебе и должно быть больно, только так ты научишься отвечать за свои действия. По- хорошему ты не понимаешь, в этом я уже убедилась.

Теперь сними трусы и майку, чтобы не мешалась.Лена нехотя уже второй раз за сегодня сняла трусики и стянула майку.

Теперь она была в одном лифчике, который оттенял правильность и красоту ее груди.- Умница, а теперь ложись на кровать попой кверху, — весело сказала Света.Лена легла на краешек кровати и стала ждать своей участи. Светлана тем временем взяла из шкафа старый кожаный ремень мужа и подошла к кровати. Краснота уже немного спала, Ленкина попа была розовой, только в некоторых местах проступали большие синяки.

Света сложила ремень вдвое и нанесла удар со всего размаха.

Ленка почувствовала сильное жжение, но промолчала.- Хлесть!

Хлесть! Хлесть!Света ритмично наносила удары. Лена уткнулась в подушку, стараясь не кричать.Ей было очень больно, ягодицы уже пульсировали. Хлесть! Хлесть! Света нанесла еще десять ударов, а Лена по-прежнему не вскрикнула — она только стонала, уткнувшись в подушку.

Светлане это не понравилось:- Ты и дальше собираешься играть в партизанку?

— спросила Света и нанесла три удара подряд по одному и тому же месту.Ленка отчаянно сжала кулачки, но не издала ни звука.

Светлана окончательно рассердилась.- Ты хочешь сказать, что порка тебя не берет, да? Сейчас посмотрим.Светлана принялась хлестать Лену по бедрам изо все сил.- Хлесть!

Хлесть! Хлесть! Хлесть! Хлесть!Лена изогнулась от боли и рефлекторно прикрыла бедра руками- Убери руки!

Немедленно! Ну, что ж — тебе же хуже. Света со всей силы нанесла удары по левой и правой руке дочери. Ленка взвыла от боли и отдернула руки, как ошпаренная — это было гораздо больнее, чем по попе.Света, довольная произведенным эффектом, продолжила стегать Ленкину попу.

За несколько минут она нанесла около тридцати ударов.

Тут Ленку прорвало:- Ай, ой, уй-уй, как бооооольно!!!- Будешь еще мне грубить?

— спросила Света, продолжая нашлепывать обе половинки.

Ленка сучила ногами, как сумасшедшая.- Нет, никогда. Я больше не будуууууу. Ай! Фсссс:Света закончила порку дюжиной обжигающих ударов по складочке под ягодицами. Все это время Ленка вопила и дергалась.- Твое наказание закончено.

Одевайся и иди в свою комнату.

Надеюсь, ты что-то поняла.- Да, мамочка, прости меня, я буду вежливой- Прощаю! — улыбнулась Света. — Поживем — увидим, но что-то мне подсказывает, что это не последнее твое наказание:Лена с трудом поднялась с кровати. Натягивая трусики, она обнаружила, что попа настолько припухла, что с трудом в них влезает.

Затем она с большим трудом надела узкие джинсы и пошла к себе.» 16 0 2 года назад в

Мамины сумочки

все, как назло, имели длинные тонкие ремешки.

Ежедневно ведя меня в детсад она стегала ими меня по ногам, потому-что я сопротивляляся и идти не хотел. Перед входом она садилась на лавочку, перекидывала меня через колено и заголив попку больно стегала ремешком. Рыдая и потирая ушибленное место я плелся в группу.

У мамы была своя собственная философия наказания: где провинился там и получи свое. Таким образом я был порот на детстой площадке, в кино, в зоопарке, однажды даже в трамвае. Везде система была одинакова я оказывался вниз головой с голым задом, больно отхлестан ремешком от сумочки.

Когда я пошел в школу мама ежедневно приходя за мной и слушая отчет учительницы наказывала тут же, при ней. Я рос, росло и количество ударов. Я так привык к тому, что могу быть выпорот за недоеденый бутерброд, пролитый чай и т.

Рекомендуем прочесть:  Страны куда нужна виза

п., что в те редкие дни когда мне не «доставалось на орехи», я чувствовал себя брошенным, ненужным. Перейдя в пятый класс я приобрел привычку, которая очень импонировала маме, сам приносил ей ремень или скакалку, в зависимости от обстоятельств при которых полагалось получить урок. Дома мама всегда секла скакалкой, приобретенной специально для этих целей, или шлангом.

Мамины подруги восхищались тем как она растит из меня «настоящего мужчину» и нередко сами принимали в этом участие. Например тетя Нина любила трепать меня за уши и бить линейкой по рукам.

После ее наказания, естественно не смея плакать, неизменно оказывался опракинутым на подлокотник дивана и сечен мамой. В седьмом классе добавилась угроза, что если я не исправлюсь и еще хоть раз получу тройку придется обратиться к Сергею.

Я стал бояться Сергея не зная его и не представляя, что он может сделать. В то утро я проснулся около десяти и взглянув на часы удивился, что мама не разбудила, как обычно в 8 и не успел подумать, что вот сейчас мне влетит за прогул школы, как вошла мама.

Приказала лечь на живот и заголить зад.

Порола, как обычно, недолго но очень больно и не позволяя пикнуть.

После велела привести себя в порядок и явиться на кухню для знакомства с Сергеем. Я чуть не сошел с ума от страха, стал умолять ее не знакомить нас и обещал исправиться. Она смотрела на мою истерику несколько секунд, потом толкнула назад на кровать содрала трусы и добавила ударов 15.

Я понял знакомства не избежать. Когда я вошел на кухню увидел невысокого бородатого мужчину.

Он кого-то напоминал, но кого я не понял.

Он сверлил меня взглядом некоторое время, а потом протянул руку.

–Будем знакомы, Сергей. –Гера.

Герман-бледнея и заикаясь представился я –Да знаю я-расхохотался Сергей-сам называл. Нин, он что не в курсе кто я? -Не говорила я. Вот Гера, ты имеешь честь познакомиться со своим отцом -резко заявила мама.

Я чуть не упал. Захотелось убежать или прижаться к нему, плакать или смеяться.

Не понимал я своих чувств. –Чего молчишь? -Сергей посерьезнел. –Где ты был? -тихо спросил я –В экспедициях.

Я геолог-разведчик. Вот наконец приехал. Заберу тебя к себе. Поедешь? Я посмотрел на маму. -Чего смотришь? Я тебя отпускаю.

Сереж, только ты его в строгости держи, распустишь не соберешь. –Мама-закричал я и упал перед ней на колени-что я сделал тебе такого ужасного?

Не отдавай меня ему. Сергей растерялся, а вот мама, как обычно, нет.

Я был за волосы поднят с колен и облакочен тут же на стол.

Шланг всегда был под рукой. Мама била долго, пока я не взмолился о пощаде. Сергей очнулся и вырвав шланг у матери, бросил в угол. Отодвинул маму, подтянул мне штаны и обняв за плечи вывел в зал.

И там дрожа от страха перед ним я признался, что меня всегда пугали, что за плохое поведение или оценки придется обратиться к нему-Сергею. Умолял не избивать меня сильнее, чем это делает мама. –Она что часто тебя бьет? -сурово спросил он.

Боясь врать и стесняясь говорить правду все же выдавил, что в месяц 28 дней бываю бит.

–Сегодня уже трижды порола-пожаловался я.

Сергей встал и молча вышел на кухню. Они долго о чем-то говорили. Я сидел в зале и ждал исхода их переговоров.

Скакалка, оставшаяся на подоконнике, со вчерашнего вечера переодически привлекала мое внимание. Слышал как Сергей ушел хлопнув дверью. Он вернулся с огромным чемоданом.

Побрасал в него мои вещи из шкафа, велел одеваться и взяв за руку увел из дома не дав даже попращаться с матерью. В тот же день мы улетели в Душанбе. С мамой я виделся раз в год на свой день рождения.

Она прилетала. Никогда никто больше не бил меня. Жаль что обратиться к Сергею пришлось так поздно!

Пороли ли вас родители?

Если да, то благодарны ли вы им за это?

+3Андрей С.2 сентября 2021 · 59,9 KИнтересно50265Философ на борту второстепенности ПодписатьсяМне повезло и меня никогда не били родители, если не считать подзатыльники от мамы, когда я ее сильно донимала. Зато помню, как меня ни за что отлупасила бабушка ( нелюбимая). Это очень плохая идея, пороть детей.

Ребёнок это личность — это маленький человек, над которым родители имеют власть. Он не сможет ответить вам на агрессию, как это сможет сделать взрослый человек, значит он подавит эти чувства в себе, которые в последствии могут вылиться в невроз.

Либо другой вариант, ребёнок будет вымещать злобу на более младших членов семьи и на домашних животных. В любом случае ничего позитивного в том, что бы пороть ребёнка нет и вряд ли кто то будет благодарен за это , когда вырастет.

И помните, агрессия всегда пораждает агрессию. 22 · Хороший ответ · 8,1 KТеперь понятно, почему я всё время злюсь на свою сестру и на животных (хотя, я их люблю) и я очень стеснительный. Читать дальшеОтветить4Комментировать ответ.Ещё 66 ответов16ПодписатьсяЧитаю комментарии тех, кто ответил «пороли» и диву даюсь.

Это в каких же таких семьях вам не повезло родиться?

Это как же нужно ненавидеть собственное чадо, чтобы так с ним обращаться?

Конечно, при таком обращении у ребёнка и страхи, и неврозы разовьются, и комплексы неполноценности, которые, если не останутся с ним на всю жизнь, то будут очень долго.

Читать далее10 · Хороший ответ · 1,5 KКомментировать ответ.4ПодписатьсяМне повезло — не пороли. Но иногда угрожали этим, если я себя не так вела.

Я от этого становилась только агрессивнее (правильно сказали — агрессия порождает агрессию). Нет бы нормально объяснить где я себя не так веду (не то слово сказала, случайно толкнула, не заметила и не извинилась). Вот когда мне НОРМАЛЬНО ОБЪЯСНЯЛИ, у меня никаких претензий не.

Читать далее4 · Хороший ответ · 1,3 KКомментировать ответ.4ПодписатьсяПороли еще кааак пороли. Помню ремень эффективен перестал быть, дак пороть скакалкой начали. За дело пороли, матом ругался, и обзывался.

Но вот делема, из за боязни порки, я в какой то момент перестал давать сдачи в драке, мой детский ум интерпретировал это по своему.

И в следствии этого приходилось часто огребать. Личность моя трансформировалась. Читать далее4 · Хороший ответ · 1,2 KКомментировать ответ.Анонимный ответМеня регулярно порола мать, лет с 6 и до конца школы.

Ремнем и по голой заднице. В выпускном классе меня драли, как сидорову козу, 3 раза в неделю. Благодарен ли я? Однозначно, нет. 3 · Хороший ответ1 · 1,2 KПочему Ответить21Комментировать ответ.98Учредитель, редактор и издатель газеты.

Подполковник в отставке. Дважды.ПодписатьсяЗа провинности меня порол отец. Он зажимал мою шею ногами и хлестал моё голое «нижеспиние» ремнём от офицерской плащ-накидки.

Ремень был из толстой кожи. Причём, очень узким. От этого на теле оставались кровяные рубцы.

Но я за них благодарен. Родителей я любил, люблю и буду любить. Они были для меня образцом для подражания. На протяжении всей жизни я. Читать далее1 · Хороший ответ · < 100хороший отец, значит: дисциплинировал, а не унижал, не ломал и был последователен, а не капризен. в духе : " я. читать дальшеответитькомментировать ответ.анонимный>Пороли.

Не благодарна. Это подействовало на меня плохо. Я лидер по натуре. Физическое воздействие я воспринимала, как их слабость и бессилие.

Больше того — я их не простила.1 · Хороший ответ · 139Комментировать ответ.32ПодписатьсяОдин раз мама потаскала за волосы, мне больно не было, просто я офигела. И легла на пол. Калачиком с вернулась. С этого действия моя мать опешила.

Это было раз, вспоминаем смеясь))) зла нет1 · Хороший ответ · 377Комментировать ответ.Не смог вернуть свой старый аккаунт где был просто челПодписатьсяПороли. А если плакал (что очевидно, это обычная реакция на боль) то ещё давали.

Я просто ненавидел их. Потом реже, сейчас вообще не трогают, но мне всё ещё обидно что меня ругали за любое движение (это и сейчас происходит, но не бьют). Не смотря на то что я чайлдфри если бы у меня были дети я бы воспитывал их лучше, а не срывался бы только за то что.

Читать далееХороший ответ · 164Комментировать ответ.Анонимный ответМеня порола мама до замужества, до 25 лет.

Раз в неделю обязательно, ремнем по голой попе, летом на даче, розгами.

Раз в неделю обязательно для профилактики, а за мастурбацию ещё, да так, чтобы мало не показалось.

Я ей благодарна. Свою дочь буду пороть обязательно, это очень хорошо.2 · Хороший ответ12 · 1,1 KКомментировать ответ.Читайте также742Белорусская компания — мы не обещаем а работаем на благо людей. · ОтвечаетПриехал зимой из института домой и положил перчатки на кресло а кот который у нас жил подошел и начал их предательски обнюхивать.

Родители обратили на это внимание и понюхав перчатки узнали что я курю.5 · Хороший ответ · 6,8 K249Я — эксперт в области образования, высшего образования, лингвистики и межкультурной.

· Одна наша сокурсница на экзамене по литературе на вопрос преподавателя ‘Как закончился роман «Тарас Бульба»?» ответила, что Тарас женился на Бульбе:-))17 · Хороший ответ · 4,1 K175Я — испытывал. Потому что меня просто терзали в детстве.

Даже не били и не издевались, а именно терзали. Иногда я даже задумывался: зачем меня произвели на свет, раз не могут любить? Жили бы себе спокойно и жили без меня.

42 · Хороший ответ · 11,7 K8Самое интересное, что до того, как «простить» , я и не предполагал, как сильно обижен на это. Но в какое-то момент отрефлексировал, что сам настроен на дисфункциональные, созависимые отношения, и склонен к насилию. С появлением своего ребёнка стало совершенно понятно, что оставлять это нерешенным нельзя.

Воспользовался помощью психолога, попробовал с ним образную терапию. Было тяжело, открыл в себе много нового, очень многое переосмыслил из своих реакций, чувств, воспоминаний. Но это помогло — может не до самого конца, но удалось посмотреть на это глазами другой стороны, родителей, в целом перестало «болеть» на эту тему, и отпустило напряжение, которое, как оказалось, было со мной большую часть жизни.

Самый ценный опыт — что с очень многими своими проблемами в которых ты как будто не виноват, можно справиться по своей инициативе, и именно так и стоит поступать. . А ещё — что психотерапия это крутая штука, которой пожалуй не стоит пренебрегать. Мало есть вещей в жизни хуже, чем жить с обидами да и вообще со своим прошлым.

8 · Хороший ответ · 2,5 K693Любуюсь парусникамиКогда мне было 3 года они перепутали люголь и йод и мазали мне гланды йодом и когда я кричала от боли, они меня ругали за то, что » верещу как девчонка» и не верили мне, что мне больно. Когда обнаружили ошибку, они сказали — Упс!

( не извинились). Когда мне было 8, мне выписали очки , очков я не стеснялась — моего папу в очках я боготворила и мечтала быть похожей на него, но в очках я почти не видела и очень было больно глазам. Я плакала, пыталась объяснить, что больно. Меня никто не слушал, а через год выяснилось, что в магазине Оптики перепутали «-» и «+» Родители тоже тогда сказали — Упс!

Не извинились, зато больше не заставляли носить очки.Когда мы с мамой приехали к ее родителям в деревню, меня обвинили, что я поменяла в загонах поросенка и теленка местами, я отрицала , меня 9-летнюю мелкую взрослые люди — педагоги ( мама, моя бабушка, мой дед) подвергли бойкоту » пока не сознаюсь в содеянном» Я этого не делала. Мама иногда приходила по ночам и шептала — Покайся, Саш!

Скажи правду, а то хуже же будет. Она мне не верила. Они , Даже мама со мной не разговаривали неделю.

Взрослые, бл. люди — педагоги. И я покаялась. Покаялась в том, в чем была не виновата.

Они потом хотя бы разговаривать со мной начали. А через неделю дед за ужином объявил, что видел, как поросенок выпустил теленка из загона и занял его место.

Думаете они извинились перед дочкой и внучкой ?

НЕТ! Меня подвергли вторичному семейному бойкоту «за вранье» и «не советское поведение».

» Ты, будучи правой, солгала. Так поступают только крысы, а не октябрята, нам стыдно, что у нас такая внучка»Не простила.

Никогда87 · Хороший ответ2 · 5,6 K

Чем ближе мужчина с матерью, тем он более неудачлив и несчастлив

27 маяСотни мужчин приходили ко мне со своими историями, в которых было видно одни и те же симптомы:

  1. большие страхи и сомнения даже в маленьких решениях
  2. ленивость и безответственность на работе
  3. эмоциональная нестабильность
  4. медлительность и пассивность
  5. запутанность в том, что делать со своей жизнью
  6. сложности в отношениях с женщинами
  7. избегание конфликтов
  8. обидчивость, ранимость

Все эти сложности говорят об одной корневой проблеме — мужчина слишком близко общается с матерью.

Он не отделён от неё, он зависим от её мнения, от её слов, критики или похвалы.

Недавно клиент поделился, что хотел купить машину, откладывал деньги, копил, но когда совершил покупку и радостно поделился с матерью — на него обрушилась критика, обвинения и упреки. «Лучше бы ипотеку взял» — сказала она. При этом, мужчина достаточно умен и активен, но даже его такое поведение выбивает из себя, демотивирует и путает.

Зачем вообще стараться, если близкий человек не ценит?Эмоционально мать и сын очень сильно связаны с самого детства ввиду нашей биологии — мать сначала вынашивает, а потом первые несколько лет постоянно ходит с ребенком. Он привыкает реагировать на её поведение и слова вместе с матерью — она радуется, он радуется. Ей грустно, ему грустно. Если ребенок вырастает, но все равно постоянно живет с матерью или общается с ней — её слова точно так же цепляют, ранят.Как правило, матери, которые зависимы от общения с сыновьями, одиноки, у них нет мужчины или отец отстранился от семьи.

И мать находит утешение в сыне.

Отсюда проблемы в отношениях и у сына — ему не нужны отношения. Зачем? У него есть мама, она и женщина, и друг, а иногда кое-кто больше (в очень редких случаях). Если такой мужчина находит девушку, то, скорей всего, они разойдутся из-за постоянных ссор и нестабильности мужчины.

Он не будет ценить реальную женщину.Мать никогда, подчеркиваю, никогда не сможет быть быть таким мотиватором, каким хочет её видеть сын.

Наоборот, из-за собственных проблем, которые она не решает, она только транслирует сыну свое разочарование, свои боли и свои обиды на мир.

Тем самым, ухудшая состояние сына.Чтобы мужчине стать взрослым, эмоционально стабильным, ему нужно резко сократить контакт со своей мамой — до 2-3 звонков в месяц. Пусть даже ценой переживаний и обид.

Со временем они оба поймут, что так даже лучше.

Они будут успевать соскучиться по друг другу, но при этом будут заняты своей жизнью.

Сколько бы я не рекомендовал мужчинам отделиться от матери, это неизменно приводило к улучшению жизни по всем фронтам: здоровье, эмоции, работа, продуктивность, отношения. Везде становилось лучше. Павел Домрачев

Самая большая ошибка, которую родители совершают в воспитании

31 октября 2021Хорошего дня, дорогие подписчики!

Сегодня «Молодой учитель» хочет задеть тему воспитания ребёнка. Часто я сталкиваюсь в магазине с родителями, у которых дети рыдают и заходятся в истерике, слышу крик соседки на ребёнка, который плачет уже пол часа, но родители при этом ведут себя так:

  1. Начинают воспитывать и говорить, как неправильно чадо поступает.
  2. Кричат на детей, истерят в ответ, доводя ребёнка до получасового расстройства.

Бывает и третий вариант, но его используют уже другие родители. А у некоторых дети и не истерят, особенно по таким поводам, как неприобретенная игрушка.

Ошибка как раз в том и состоит, что родители начинают кричать и воспитывать на ребёнка в состоянии истерики и плача. В этот момент ребёнок не способен воспринимать воспитательные речи, его легко ранить и подорвать защиту.

Если начать делать это в таком состоянии, у ребёнка подсознательно появится понимание, что он не защищён родителями, и когда ему будет плохо, родители не поддержат и не будут рядом. Так рождаются комплексы.Слова же, которые родители в этот момент говорят от безысходности и злости, воспринимаются наиболее остро и заседают в памяти на много лет.

Поэтому всякое «ненавижу тебя», «мы из-за тебя всю жизнь света белого не видели», «ты нас предал» будет восприниматься в тысячу раз больнее.Магазин, детская площадка или школа — не то место, где нужно отчитывать ребёнка. Это должно происходить наедине, иногда даже присутствие бабушки или любимой тети заставляет ребёнка стыдиться и переживать, что его ругают.

А это ведёт к тому, что он больше услышит не вас, а будет думать, что здесь есть другие люди, перед которыми стыдно.Подумайте, какого результата вы хотите достичь: чтоб вас ребёнок услышал и провёл работу над ними или чтоб испугался и устыдился, посчитал себя плохим и нелюбимым родителями?Поэтому разговариваем спокойно, наказываем, лишая какого-то приятного бонуса, но говорим это не в крике. Важно, чтоб ребёнок понял — мама и папа рядом, просто так делать больше не нужно, так как они расстраиваются.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+