Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Лесбиянки в женской тюрьме случаи

Лесбиянки в женской тюрьме случаи

Лесбиянки в женской тюрьме случаи

О женских тюрьмах, насилии и лесбиянках (18+)

Фото: Любви хочется даже на каторге. Природу не обманешь – любви хочется даже на каторге, когда от голода и постоянных унижений кажется, что силы остались только для того, чтобы после отбоя закрыть глаза и погрузиться в тревожный сон.

Эти слова, сказанные одной англичанкой в конце 18 века, осужденной на каторжные работы за убийство мужа, актуальны и сегодня.

Что все бабы суки, я впервые осознала в позапрошлый четверг, в 11 утра, в «» благодаря шоколаднице — так на зонах зовут осужденных по 159-й («мошенничество») и 158-й («кража») статьям Уголовного кодекса.

Так называли отсидевшую четыре года Александру Белоус, бывшую совладелицу турфирмы. Мы встретились, потому что в начале октября мне пришло письмо от женщины, которая спала с надзирателем, чтобы тот разрешил ей кормить новорожденного ребенка. Имя и колонию, где все это происходило, эта женщина назвать не захотела, так что я была готова забыть про письмо.

Но буквально через неделю на YouTube появился ролик, в котором замначальника Амурской женской колонии избивал заключенных. При этом «» на запрос «насилие в женских тюрьмах» упорно выдавал четыре страницы ссылок на одну из серий «» и на отчет о насилии в американских тюрьмах, как будто в российских ничего не происходит.

Тема насилия оказалась табуированной не только в среде виртуальной, но и в реальной. Главные работающие в этой области правозащитники — заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия Людмила Альперн, руководитель проекта Международной организации по реформе тюрем Алла Покрас и глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы по правам заключенных Валерий Борщев — хором сказали мне, что о случаях насилия над женщинами-заключенными им ничего не известно.

С Людмилой Альперн мы проговорили 38 минут, и из всего разговора мне особенно запомнилось слово «байки». Так что я решила найти женщин, которые под своими именами были бы готовы рассказать о случаях насилия в тюрьмах. Пока искала, обнаружила, что женщины без мужчин не умеют толком выстраивать друг с другом отношения.

Швабры «Я проснулась ночью от какого-то шебуршания в камере. Отреагировала не на звук, потому что с детства сплю в берушах, а на движение. Слезла с койки и поняла, что вся камера — шесть человек — столпилась вокруг одной из девочек.

Они насиловали ее шваброй. Продолжение .

Ксения Леонова. Служба информации ТРК «».

Рассказы про это с женщинами в зоне

10.06.2018 — 15:17 |13.06.2018 80% 90% 100% 110% 120% 130% 140% 150% Сергей готовится к встрече в колонии с женой Галиной.

Он уже закупил все, что нужно для 30-килограммовой передачи. Осталось приобрести каких-нибудь сладостей на время трехдневного свидания – ягод, фруктов, мороженого.

На встречи в колонию Сергей ездит уже третий год.

Еще через три года закончится и срок наказания.

Приговор, который получила Галина, – девять лет лишения свободы. Столько же получил и ее первый муж, с которым они проходили по одному делу.

На сегодня Галина отсидела шесть лет. Первый ее брак дал трещину еще до ареста. Через пару лет, когда супругов уже распределили по разным зонам, стало ясно, что им даже и писать друг другу не о чем.

Сергей – второй Галинин муж. Умудрились как-то познакомиться на этапе. Молодой мужчина получил тогда два года лишения свободы. Начали переписываться. Если письма идут из зоны в зону, это всегда проблематично.

Но наладили связь через волю.

После отсидки Сергей приехал к Галине на короткое свидание. Вскоре расписались. Муж старается всячески поддерживать жену, как морально, так и материально.

«Когда наши близкие за решеткой чувствуют, что они нужны на свободе, то и время в неволе летит намного быстрее»

, – говорит он.

В свою очередь, Галина почти в каждом письме к мужу пишет, какая она счастливая, ведь, наконец, поняла, что значит жить. Для тех, кто далек от тюремных реалий, эта короткая история – якобы из сериала «Санта-Барбара». Однако каждый, кто сидел, скажет вам, что в тюрьмах случается и не такое.

Хотя и редко. На свидания с осужденными женщинами приезжают, как правило, их матери, реже – отцы. Более редко – супруги, тем более с детьми.Согласно опубликованной несколько лет назад статистике, показатель посещения родственниками заключенных женщин составляет максимум 7-8%, в то время как в мужских колониях он раз в 10 выше.

«Зачем им свидания, зачем?”«Если супруги чаще всего ждут мужей, то мужчины – намного менее терпеливы, – искренне говорит Сергей. – Чем дольше срок, тем значительно меньше шансов сохранить отношения».

Он объясняет это тем, что мужчины долго без секса не могут, а потому, когда жена сидит за решеткой, чаще всего они заводят себе новых спутниц жизни. Сергей убежден, что длительные тюремные свидания должны быть все же гораздо чаще, чем раз в полгода. Также он считает, что право на длительное свидание с близкими людьми должны иметь и так называемые холостяки.

Правозащитники ссылаются на опыт шведской пенитенциарной системы, где заключенные, независимо от того, в браке они или нет, могут каждую неделю встречаться в тюрьме со своими близкими .«Если говорить про наши длительные свидания до трех суток (один-два-три раза в год), – это абсолютно недостаточно. Здесь же возможность еженедельно встречаться со своими семьями.

Прямо говоря, есть возможность какой-то физиологической разрядки, что тоже важно. Человек таким образом постоянно ощущает связь со своими родными.

К тому же родственники не должны думать, как и за что собрать очередную посылку для сидельца.

Здесь, в Швеции, где заключенные обеспечены буквально всем, такой проблемы просто нет». Подобное ограничение свиданий, а также вынужденный отказ от секса в фертильном возрасте ведет к нарушениям гормонального цикла, сказывается на психическом состоянии, создает в тюрьмах атмосферу значительного сексуального напряжения.

Лесбийской любовью охвачено больше половины сидящих женщин. Согласно исследованиям психологов Московского научно-исследовательского центра психического здоровья, проводимым в учреждениях российской тюремной системы, женщина в тюрьме по причине отсутствия необходимых тактильных контактов с близкими и эмоциональных связей «ломается» еще гораздо быстрее, чем мужчина. Психика у женщин не выдерживает уже после 2-х лет принудительного отрыва от дома, родных, семьи, у мужчины же это происходит после 3-5-ти лет.

Нередко в таких условиях вместо настоящего чувства женщина, нуждающаяся в нем, начинает искать некий суррогат чувства. Как утверждают исследователи, вынужденной лесбийской любовью в России охвачено больше половины женщин в тюрьме.

Подобная картина характерна для большинства женских исправительных учреждений, объясняет бывшая осужденная Мария, которая два года отсидела в колонии. Мария: «Многие имеют такого рода связи. Особенно среди тех, кто повторно долго сидит. Те, кто имеет короткие сроки, могут только слегка попробовать подобную любовь.

Те, кто имеет короткие сроки, могут только слегка попробовать подобную любовь. Некоторые обходятся и вообще без секса. Однако среди сидящих долгие сроки такие связи имеют больше половины.

Все подобные отношения возникают абсолютно добровольно.

Никого никто не насилует». Как рассказывает Мария, в женских тюрьмах распространены 2 вида подобного партнерства.

Мария: «1 – это так называемые “половинки”, они себя идентифицируют как женщины и, выглядят соответственно по-женски.

2-й вид связи – когда женщины выполняют уже мужскую и женскую роль. Первые из них похожи очень на мужчин.

Я когда первый раз увидела подобную женщину в СИЗО, подумала, что ошибочно в камеру посадили какого-то парня.

Таких женщин называют “коблы” либо “ковырялки”. Лица у них в шрамах, волосы короткие, грубый голос.

Не знаю, как получается так, что женщина изменяется полностью.

“Коблы” оказывают знаки внимания некой девушке.

У них это как на самом деле настоящая семейная пара. Так называемый мужчина будет оберегать свою любовницу, ревновать ее. Причем сцены ревности происходят конкретные, нередки драки-споры.

После освобождения из тюрьмы “коблы” иногда делали все, чтоб обратно вернуться.

Ведь там осталась так называемая жена. Настолько сильная любовь была.

Если обе женщины на свободе, то очень часто они продолжают и на воле жить вместе.

Иногда пара воспитывает ребенка одной из них совместно.

Бывает, что даже рожденного в тюрьме».

«Откуда берутся дети?” По словам Марии, характерные для общества демографические проблемы ничуть не коснулись женских зон.

Зечки рожают совсем нередко.Но откуда в колонии берутся дети, от кого? Как говорит Мария, женщины беременеют еще на свободе, как раз перед СИЗО. Некоторые становятся беременными еще в колонии после длительных свиданий с супругами.

Бывают и другие варианты. Мария: «Сексуальные связи с мужчинами также у нас на зоне случались. Например, с вольнонаемными рабочими.

Когда шла где-то стройка. Но, правда, подобные случаи чаще пресекались. В результате тех рабочих увольняли, женщины получали различные штрафные взыскания.

Самый последний момент: когда при мне строилась поликлиника, то девушкам запрещалось даже близко подходить к тем рабочим, надевать короткие юбки и таким образом провоцировать мужчин.

Насколько знаю от самих девушек, пытаются вступить в контакт на фабрике с так называемыми “химиками”.

Пытаются организовать звонок, чтобы встретиться в каких-то подсобных помещениях.

Но в последнее время на фабрику набрали очень молодых и напуганных, которые от этих девушек буквально бегут.

Раньше, как мне рассказывали зечки со стажем, в отдельной камере можно было встретиться с мужчиной-узником 50 “у.е.”. Сейчас это практически невозможно – все под видеонаблюдением».

Вспоминая кормящих женщин в тюрьме, Мария говорит, что далеко не каждой из них знакомы материнские чувства.

Девушка считает, что большая часть этих осужденных рожает ребенка по конъюнктурным причинам, ради различных привилегий.

Это прогулки без ограничений на свежем воздухе, улучшенное питание – молочные продукты, больше свежей фруктов, овощей. Плюс регулярное медицинское обслуживание.

Такое, правда, можно сказать о зоне. В СИЗО же беременным гораздо труднее – они живут, как все остальные.

Мария: «Кроме того, некоторые такие женщины, как матери младенцев, могут даже рассчитывать получить условно-досрочное. Они получают при освобождении определенную материальную помощь – деньги, игрушки, вещи. Сами же, когда из тюрьмы выходят, нередко просто берут и бросают своих детей … Чаще на вокзалах.

Такое случается в первые часы после освобождения». Как отмечают в своих исследованиях российские эксперты-психологи, очень редкие истории тюремного материнства имеют счастливый конец.

Сама система в бывших советских республиках построена так, что для человека, который освободился из тюрьмы, нет никаких условий, чтобы найти себе хоть какое-либо место в жизни. Поэтому обычно бывшие осужденные женщины, у которых развиты материнские чувства и которые никому не собираются отдавать своего рожденного в тюрьме ребенка, с ностальгией вспоминают на свободе то время, проведенное вместе с малышом в колонии. Пусть это была несвобода, но в их маленькой семье было все необходимое для существования.Существуют в условиях российской пенитенциарной системы также дома для детей осужденных матерей.

Рассчитаны они на малышей от нуля до трех лет.

Насколько целесообразно удерживать детей с самого их рождения в тюремном «доме малютки», не лучше ли это делать в таком же учреждении на свободе, пока не выйдет из тюрьмы мать? Знакомый журналист, побывавший в женской колонии несколько лет назад на Дне открытых дверей, отметил, что тюремный дом напоминает частный детский сад.

Стены комнат разрисованы сказочными персонажами, в комнатах – деревянные детские кроватки.

Есть музыкальный зал и помещения для игр, детский дворик с беседками, клумбы с цветами, площадка с качелями. Все проблемные дети, которые унаследовали от матери те или иные болезни, а таких большинство, – под пристальным вниманием невролога, педиатра, медсестры, воспитателей. Их состояние здоровья потихоньку восстанавливается.Тогда журналисту удалось пообщаться и с некоторыми мамами.

Одна из них, осужденная Алла, в разговоре с коллегой очень переживала, как ей больно видеть своего ребенка за «колючкой».

Алла забеременела в колонии во время свидания с мужем.

Сначала тот очень ободрял ее, писал, приезжал.

А потом исчез. Говорят, у него появилась новая пассия. Ни дня, говорила Алла, ее не покидали мысли, что жизнь дочери начинается с зоны. Женщина, однако, была уверена, что все же поставит дочь на ноги, даст ей и воспитание, и образование.

Она надеялась, что такого опыта у нее в жизни больше не будет.

Однако и скрывать его от дочери, говорила, она не станет.

Интересно, как сложилась судьба этой мамы и ее дочери? И вместе ли они теперь? Мария: «Разумеется, бывает по-разному. Есть случаи, когда женщины в колонии дрожат над своими детьми, а потом выходят и могут пропить все детские вещи.

Ведь если мать с ребенком освобождают из колонии, то обеспечивают ребенка и коляской, и одеждой, и питанием на первые недели. Бывают такие матери, которые сразу пропивают это. Однако в основном, подчеркиваю это слово, матери очень любят своих детей.

Ребенок очень стимулирует на то, чтобы стать ответственной за его судьбу, ведь другого хорошего, как этот малыш, у них нет». Однако вернемся к исследованиям психологов Центра психического здоровья.

По их выводам, после двух-трех лет заключения у многих женщин, в том числе и у женщин-матерей, в сознании происходят определенные метаморфозы. Вопреки здравому смыслу и врожденной жажде свободы, ощущение наказания исчезает, блекнет – и уже им кажется тюрьма домом, единственно приемлемым для их существования, из которого им страшно да и нет нужды выходить в этот мир, где никто тебя не ждет. Кто-то, осознавая это, примиряется и начинает внедряться в эту привычную уродливую среду, приспосабливается, лукавит, а кто-то впадает в безразличие, отчаяние, тоску, злость на все и всех … Если вам понравилась статья, посоветуйте ее своим друзьям!

15 599

Загрузка. Закладка . Вы писатель, поэт, начинающий автор?

Ищете где опубликовать свои работы в интернете?!

← публиковать прозу ← здесь поэзия и стихи

  1. 6375 Всего публикаций:
  2. 1161 Пользователей:
  3. 1090 Сайту дней:
    • 2 Сегодня опубликовано:
    • 6375 Всего публикаций:
    • 5976 Всего комментариев:
    • 1090 Сайту дней:
    • 1161 Пользователей:

    � �

  4. 2 Сегодня опубликовано:
  5. 5976 Всего комментариев:

Подписка на новые истории E-mail рассылка от IstoriiPro.ru

«Женщина может дать сигареты, и другая согласна за это лечь с ней».

Как живут лесбиянки в российских тюрьмах

ПОДЕЛИТЬСЯ Facebook Twitter Статья о мужеложстве и лесбиянстве была исключена из Уголовного кодекса ровно 25 лет назад, 29 апреля 1993 года в связи с вступлением в Совет Европы, но прочно засела в Уголовно-Исполнительный кодекс и остается там по сей день.

УИК тянет за собой многочисленные приказы для служебного пользования, а также официальные и неофициальные способы наказать заключенных за отношения. Чаще всего, чтобы не портить статистику, к женщинам применяют дополнительные «хозработы» или отправляют в ШИЗО под разными предлогами. Но «тебя как бы не за секс наказывают, а наказывают за то, что находишься на чужом шконаре».
Но

«тебя как бы не за секс наказывают, а наказывают за то, что находишься на чужом шконаре»

.

Российская исправительная система имеет в своем арсенале много способов подавления личности заключенного.

Отношения в тюрьмах тоже становятся базой для преследований и шантажа. Но если в мужских колониях одно из самых серьезных наказаний — стать петухом, то в женских колониях и изоляторах все намного сложнее.

Однако и там гомосексуальность является одним из тех факторов, которые могут значительно ухудшить качество жизни. Тюремная администрация находит способ сделать личную привязанность инструментом для достижения своих целей.

Мы встретились с четырьмя бывшими заключенным, которые рассказали о своем опыте, как это — любить в тюрьме.

Наталия Наталия освободилась в сентябре 2010 года, общий тюремный стаж у нее — более 15 лет. Впрочем, она и сама сбилась со счета, сколько лет отсижено. Первые сроки получила за карманные кражи, потом двадцать лет дали за наркотики.

А когда завязала, освободилась бешеная энергия, которая раньше уходила на поиски денег и дозы. Энергия осталась, и нужно было ее на что-то хорошее потратить.

Сейчас Наталия — ЛГБТ-активистка, ставшая известной благодаря ролику

«Питерские пенсионерки в поддержку курсантов летного училища»

, который набрал более полумиллиона просмотров. — Твой первый опыт случился в тюрьме? — Я считаю, что мне повезло, так как у меня были связи с женщиной еще до первого срока.

И я все про себя поняла. Вообще-то, в этих скотских условиях, возможно, ничего и не случилось бы.

Не то что продолжения, но и опыта бы не было. Потому что все на виду, и секс тоже. В колонии очень плотно стоят кровати, в два яруса.

Там бывает и по 150 человек в одной секции.

Но это лучше, это хорошо, на самом деле, когда много людей, есть какая-то автономность, когда двадцать человек в одной комнате, ты все время на виду.

— Тебя не за секс наказывают, а наказывают за тот факт, что ты находишься на чужом «шконаре»? — Формально отношения считаются нарушением, но это же вещь сложно доказуемая, то есть все все знают, и начальники отряда «вписываются».

Но доказать могут, если вас ночью застанут вдвоем.

А больше вариантов нет. И формально это наказывается, а неформально — поощряется. Так как администрация считает, что это мощный инструмент воздействия. У меня были разные отношения. Многие мои подруги любили делать прогнозы на будущее: выйдем, будет вместе жить. Но мне это неинтересно было. Я вообще не понимала, как с одним человеком можно долго жить.
Но мне это неинтересно было. Я вообще не понимала, как с одним человеком можно долго жить.

Позже, когда мне уже 30 исполнилось (это было уже на свободе), дали направление в Волхов.

Там познакомилась с женщиной, она работала у нас на фабрике мастером, мы в общей сложности были вместе 23 года. И знаешь, меньше всего мне в жизни доставляло то, что я лесбиянка.

— Как думаешь, в чем разница ЛГБТ-сообщества в закрытых учреждениях и на воле? — Субкультура на зоне и лесбийская культура на свободе очень отличаются. На зоне распространено приспособленчество, в цене женская маскулинность, словом, мужеподобные тетки там в цене.

Сама тетка может быть и гетеросексуальна, но другие ее быстро захомутают. И тогда она начинает ходить так, как будто у нее там килограммовые яйца в штанах. Я этого не понимаю, это не женщина уже получается, а мужчина.

Истоки приспособленческих отношений просты — чаще всего у женщин, которые отсидели большой срок, родителей уже нет. Передачки присылать некому. Выжить проще, когда есть подруга. Тем более, во многих российских учреждениях имеются проблемы со средствами гигиены: прокладками, зубной пастой.

Например, согласно докладу Людмилы Альперн в сборнике

«Положение уязвимых групп в местах принудительного содержания в Российской Федерации»

(Обзорный доклад, Москва, 2016 Penal Reform International), в ИВС гигиенические прокладки выдают в пяти регионах, а в СИЗО — в 10 из 19 регионов, где работали члены ОНК.

Ситуацию усугубляет то, что заключенные женщины просто не знают, что им, например, положено получать средства гигиены, поэтому ничего не просят.

А раз не просят, то и не дают.

— Было, что сотрудница в заключенную влюблялась?

— Однажды начальница воспитательного отдела влюбилась в девчонку. В противную такую. И поставила ее завклубом. Началась катастрофа, ведь за выступления же можно поощрения получать, чтобы по УДО выйти.

И получалось, что весь народ от этой девочки, понравившейся начальнице, зависел. Это для заключенных плохо и для администрации плохо. А начальница делала все, что та скажет.

Но ее терпели и терпели… А другая история вообще мама-мия.

Сотрудница оперотдела влюбилась в женщину, маскулинную такую, Аньку.

Таскала ей героин. Причем все знали. Смотрели на все это как верблюды из рекламы «Кэмэл».

Мы тогда начали думать, что вся администрация торчит. Такие истории — не редкость. Есть такая поговорка: все бабские зоны – красные (сейчас в России отбывают наказание около 47 тысяч женщин).

Заключенные часто соглашаются на выгодные предложения, чтобы облегчить условия содержания, чтобы уйти побыстрее по УДО. Катя и Оля Всеволожск. 38-летняя Ольга недавно освободилась из мордовской колонии, она сирота, родом из Башкирии.

Сейчас нашла приют у своей бывшей девушки Екатерины. Теперь в трехкомнатной квартире живет пара — Катя и Вита, плюс сама Ольга. У Оли нет ни гражданства, ни документов, ни жилья, ни работы.

Эта история началась почти 15 лет назад. Катя и Оля познакомились в Петербурге, прожили вместе шесть лет, расстались. Все это время она находилась в розыске.

Поссорилась с Катей. Ушла с вещами в парк… и снова появилась в жизни бывшей через два года. Неожиданно Кате пришло сообщение в соцсети: «Привет. Я в Мордовии.» У Кати тоже есть тюремный опыт, она сидела в колонии в Саблино Ленинградской области в начале 2000-х.

– Ассоциируют ли себя женщины, которые живут с женщинами в тюрьмах, с ЛГБТ-сообществом?

Оля: Там тех, кто в теме и по воле живут с женщинами, были я и еще пара человек. Все остальные жили с мужчинами, имеют детей. Я опять же скажу, что я осознала свою ориентацию с детства, и я точно знаю, чего я хочу.

Катя: У нас вообще не было такого понятия, как лесбиянка. Никто не считал себя лесбиянками. Ну, такой писи, как я хочу, нет, а моя-то пися хочет: куда деваться, для здоровья.

Я вообще понятие ЛГБТ услышала недавно. Хотя встречаюсь с девушками с 14 лет, а сейчас мне 38. — Бывает, что отношения продолжаются и после тюрьмы?

Катя: Я освободилась раньше своей девушки.

Она освободилась, приехала ко мне, отец ее не впустил.

Я искала ее, пришел ответ на письмо, что дом сгорел. Не знаю, где она сейчас. Оля: Я со своей первой девушкой долго находилась на карантине.

Она сначала меня долго стебала, то по работе, то по «продолу» что-нибудь скажет. А потом стала по работе помогать.

Когда у меня произошла крупная драка и мне отвертку в голову кинули, будущая пассия пошла мне голову промывать, так и отношения завязались.

Она младше меня была на пять лет.

Началась повышенная ревность:

«А какого хрена общаешься с той и пьешь чай с этой?»

Ну а дальше: «Дорогая, как все з***** [достало], останемся общаться на дружеской волне». Там сложность в том, что у кого-то остаются чувства, и это очень сложно, потому что все на виду всегда.

На воле можно уйти там от этого, а здесь никуда не денешься. А первые мои отношения закончились тем, что она освободилась. — А есть в зонах, где вы отбывали наказание, кастовая система?

Оля: Такие термины «кобёл», «ковырялка» у нас не были распространены. Если и могли кого-то назвать «кобёл», то чисто в прикол.

У нас были половинки. Без пар был только низший слой. «Чепушила» – та, которая за собой не следит, хреново работает.

Обычно они на «ручных» работах.

Как правило, если они не хотят мыться, им оставляют горячую воду. Они семейничают только с себе подобными, и с ними никто не сядет пить чай.

Таких спокойно можно бить, со стороны сотрудников был дубинал, если «не отшился», «на ленте» вообще много рукоприкладства.

Били до крови. Сильно. Жестко. Катя: Насчет коблов. Нам как-то на пионербол привезли ребят с мужской колонии, и все наши коблы, которые говорят «я пошел», «я потек», нарядились в какие-то непонятные шмотки, накрасились.

Я говорю:

«Ах, вы мои пацаны п******* [крутые], пацаны с п***** [женскими гениталиями]»

. Вот она вроде мужик: «Я не Юля, я Юра». Чуть ли не до драки дошло, когда ее с 8 марта поздравили, а как привезли мужиков.

Основное отличие мужской зоны от женской — наличие у мужчин кастовой системы. И если «чепушила» может отмыться и стать «нормальным человеком», в мужской зоне из касты «обиженных» обратной дороги нет.

Женщины могут меняться ролями, в мужских зонах это исключено.

Если пассивный гомосексуалист, то он остается всегда таким, и его нельзя ни погладить, ни пожалеть. Почему насилуют? Хотят унизить, опустить, перевести в касту опущенных, которым никто руки не подаст. Это делается, чтобы можно было вымогать деньги в обмен на какое-то человеческое отношение. Например, так было в деле о пытках Пшеничного — секс-насилие используется как средство давления и получения материальных выгод.
Например, так было в деле о пытках Пшеничного — секс-насилие используется как средство давления и получения материальных выгод. — С чего начинаются отношения?

Оля: Отношения начинаются с банального: «Хочешь конфетку?» Бывает, на карантине оказываешься, присматриваешься. Вот так внезапно не бывает — я взяла и тебя захотела.

Если обе симпатичны друг другу, то дальше идет приглашение чай пить. А потом идет «малявня» — переписка. Дальше развиваются отношения.

Там такой прикол, если увидят, что вы пьете чай раз пять вместе, вас могут причислить к половинкам. И относятся к этому спокойно. А вот если ночью подойдешь к чужому «шконарю», можно и рапорт получить.

Секс происходит на той же «промке», в «бендежке» (помещение, где продукция хранится), в клубе, в сушилках. Если выходной ночью, то ночью на «шконаре».

Есть «шконари», которые не просматриваются камерами. Ну, находили где. Катя: Занавесились шторкой, и понеслась. У нас камер не было, и везде сидели дежурные по этажу.

И если что, кричали: «Милиция в дом!» И все раз, такие, примарафетились. — Как наказывали, если ловили? Оля: Хозработы — это тяжелый труд на улице после работы.

Ну то есть ты два часа поспал и снова выходишь на улицу работать.

Зимой это снег убирать, летом — таскание труб.

Это подметание плаца, вычерпывание луж. У нас относились лояльно. На строгие условия содержания вообще было сложно попасть, даже если захочешь — там работать не надо.

Наказывали половинок как? Их разделяли. Переводили по разным отрядам, сменам и т. д. Там нет территории, на которой все встречаются, только локальные участки.

Мы умудрялись пробираться в чужой отряд, обходить «локалку». Рапорта — ну и пофигу. «Хочу вернуться в зону, там куча баб, и все в теме» Катя: У нас в помещении, куда родственники приходят, были стенды «склонна к сожительству».

Приходит такая бабулька, передачку передать, и видит свою дочку с такой надписью. И полосы лепили. Мы знали, что у этой полоса за побег, у этой полоса за это.

Вообще, у нас с этим очень было строго, могли и в ШИЗО отправить. Там сидело человек 40, и большинство — за однополые связи.

И мою половинку тоже туда отправили, правда, поводом стала драка.

Я когда вышла, одно время думала пойти что-то сделать, в тюрьму вернуться, чтобы не видеть все это. Работы не было, Оля меня кинула.

Подумала: хочу вернуться в зону, там куча баб, и все в теме. Еще у нас сотрудница была, все знали, что она водит девочек в ДПНК, моя отказалась, и ее сразу после драки на СУС.

Я помню эту охранницу до сих пор, она такая мерзкая, как охотничья собака. Водила к себе девочек, и хотя никто ничего не говорил, там все было понятно.

О таких неформальных формах воздействия на заключенных женщины говорят достаточно часто. Скорее всего, администрация учреждения не хочет портить «отчетность», поэтому не применяет официальных форм наказания.

Формально женщины попадают в ШИЗО или СУС или на дополнительные хозяйственные работы не за отношения и не за секс. Повод может быть любым, не только нахождение на чужом шконаре, но и драка, невыполнение рабочего плана и так далее. На самом деле, любая необоснованная трудовая нагрузка — форма насилия, это дискриминация.

На самом деле, любая необоснованная трудовая нагрузка — форма насилия, это дискриминация.

Если за свою любовь люди работают потом сверхурочно, это как ты на свидание сходил и должен работать еще восемь часов смену. Так как меры воздействия в основном применяют неофициально, то есть наказывают за секс, но и в то же время повод другой, очень сложно говорить о том, каковы на самом деле масштабы преследований в исполнительной системе за гомосексуальные связи. Это сильно усложняет исследования.

А значит, нет понимания того, как работать с этой категорией заключенных и каким образом им можно помочь в реабилитации и ресоциализации.

Ксения Ксения называет себя «воровайкой».

У нее много сроков, и все 158-я: пять ходок, полгода — год. Небольшие сроки. Последний раз Ксения освободилась в 2015-м. Отбывала наказание в Саблино Ленинградской области и в Самаре.

Сейчас Ксения живет в браке со своим мужем, он тоже бывший зэк. Познакомились на воле, но объединил их криминал. Отношениям 23 года. У Ксении двое детей, сейчас они находятся в детском доме.

Мечтает восстановить с ними отношения.

О женских связях рассказывает как очевидец, хотя порой оставаться в стороне было очень сложно… — Как думаешь, почему многие гетеросексуальные женщины в колонии начинают жить с другими женщинами? — Вот любовь, я считаю, она только у старшего поколения, у старой гвардии, у женщин, которые отсидели много, и у них был мотив для этой любви. А все остальные, это больше «в ролях», у первоходов вообще нет обычно такой любви.

Первоходы отсидели полгода, зашли на второй срок к многоходам, у них передачки, сигареты, кофе, чай, сахар. Женщина может дать сигареты, и она согласна за это лечь с ней. Такая «ролевая» модель ­— основное отличие мужских колоний от женских.

Если женщины могут поменяться ролями, то мужчина, если он пассивный гомосексуалист, он навсегда останется в касте опущенных. Поэтому насилуют — хотят опустит, унизить, перевести в касту опущенных, которым и руки никто не подаст, чтобы потом вымогать деньги взамен хоть на какое-то человеческое отношение. По субъективным данным тюремных экспертов, в российских тюрьмах каста опущенных составляет около 10–15 % от общего мужского тюремного населения.

— А были в зонах, в которых ты сидела, коблы и ковырялки?

— Настоящих коблов… слово звучит грубо и некрасиво, но это чисто феня… так вот настоящих коблов очень мало, и они на вес золота.

Тогда табуретки не были прикручены, они убивают из-за этого кобла.

Он был с кем-то и переметнулся.

Эти все курицы увидели, что он может уйти к другой, и началась война. Если бы не мусора, они бы убили друг друга.

Я объясняла, коблы старшего поколения, они уже по жизни такие, а есть такие, которые в ролях, они «играют роли» в лагере, девиз кобла «кто е*** [занимается сексом], того и мясо». То есть тебе чай, сахар, сигареты.

все перед тобой сами девочки.

Мужик — от него пахнет одеколоном, он говорит как мужик, мимика, внешность, в семейных трусах, груди нет в основном. Вот они настоящие, их единицы. — Бывает, что отношения продолжаются и после тюрьмы?

— Девочки выходят и прямо около зоны п**** [бьют] что-нибудь или бьют кому-нить е*** [лицо], чтобы обратно заехать.

А пока она на тюрьме, он, конечно, уже с другой. Они, дурочки, не понимают это все.

Кобел за девочку никогда не пойдет, потому что этих девочек целый лагерь.

— Как наказывали за секс, отношения? — Когда ты сидишь в лагере, там в секцию пришли вечером проверить, ночью никто не ходит. Камер локальных не было в хатах.

А зайдут, посмотрят в шнипс — занавеска — рапорт.

И по УДО не уйдешь. Чтобы рапорт писали за секс, такого не было. В лагере шантаж. Администрация этим пользуется, там, где есть семья, чувства. Они [тюремная администрация] говорят: не будешь стучать, или кобла твоего или твою девочку в ШИЗО отправим, будем гнобить, то есть они шантажируют этим.

Просят в основном, чтобы стучали: телефоны, наркота, поверь мне, все доходит. — Женщины, которые живут с женщинами в тюрьмах, считают себя лесбиянками?

— Они не говорят слово «лесбиянка», там называется «половины». Тебя зовут Вася, я считаю тебя своим мужем, то есть они не считают себя лесбиянками, они считают коблов своими мужьями.

То есть они говорят «я замужем». Тема о гомосексуальных отношениях в тюремной системе, за исключением громких дел о насилии в местах заключения, остается табуированной.

И даже правозащитники, от которых ждешь понимания разных аспектов жизни заключенных, задавали всего один вопрос: «А зачем вы вообще занимаетесь этой темой?» Их гораздо больше волнуют передачки или свидания.

Сами заключенные тоже не видят в подобных притеснениях нарушений своих прав.

Большинству кажется, что было бы уместнее говорить о неудобных косынках, о форме, о том, что во время 12-часового рабочего дня не выпускают в туалет. Женщины не понимают, что их права нарушены, и они не сопротивляются. Именно повышение уровня правовой грамотности среди заключенных должно стать основой для изменений исправительной системы, считает правозащитник Леонид Агафонов: — Сначала женщины должны понять, что это их права, и никто не должен нарушать эти права.

Вообще, когда декриминализировали гомосексуальные связи и убрали статью из УК, она должна была быть убрана из УИК.

Там по-другому все должно регулироваться, если это изнасилование, то это преступление, статья Уголовного кодекса. А если все по согласию, по любви — то почему нет. Да, в тюрьме, как и на свободе, люди любят друг друга, причем не только заключенные, но и сотрудники.

Сейчас, к сожалению, в России предпосылок к изменениям нет. И более того, даже если изменится законодательство, еще несколько десятилетий заключенных будут продолжать наказывать за это, но уже без законных оснований. Команда проекта: Леонид Агафонов (автор проекта «Женщина.

Тюрьма. Общество»), Алексей Сергеев (верстка), Наталия Донскова (текст), Ольга Холодная (фото), Наталия Сивохина (редактура), Вадим Лурье (фото). Волонтеры: Марианна Гельман (организационная помощь), Лидия Симакова (помощь в работе с текстом). При поддержке «7×7» источник https://7×7-journal.ru/post/106685 ПОДЕЛИТЬСЯ Facebook Twitter

  1. tweet

Предыдущая статьяВоспитательная колония УФСИН России по Архангельской области стала первой площадкой по реализации восстановительного правосудия в системе исполнения наказаний регионаСледующая статьяВерховный суд разрешил хранить информацию о гражданах, которые имели проблемы с законом Артем СХОЖИЕ СТАТЬИБОЛЬШЕ ОТ АВТОРА Московская Хельсинкская Группа начинает приём заявок на стипендиальную программу В Улан-Удэ заключенные строгого режима создали театр теней «Игра в пинг понг», которую использовали в своей деятельности должностные лица ГУФСИН, пресечена судом.

Как занимаются сексом в женской колонии

4 марта 2018От тюрьмы и от сумы не зарекайся.

Народная фраза в равной степени применима как к мужчинам, так и у женщинам. По статистике много жен ждут своих мужей из лагерей, но чтобы ждали мужья это совсем редкий случай.Часто заключенные женщины занимаются сексом во время свиданий или с каким-нибудь работником зоны, представителем мужского пола.

Но в большинстве случаев они стараются создать семью и на зоне. Поэтому существуют там и семьи. Активная лесбиянка (ковырялка) — держит на себе роль главы в семье, принимая изменения даже глубоко внутри себя.

Иногда подавляются женские гормоны, вырабатывается тестостерон. Короткая стрижка, типичная для мужчин фигура, голос — залог популярности в женском тюремном коллективе.

Лесбиянка пассивная является половинкой, да и выглядит подобающе.Так как процент «разводов» в таких семья стремится к нулю, то и живет пара весь срок вместе.

Занятия сексом на зоне, чаще всего гораздо извращеннее, чем за ее пределами.

В тюрьме секс-игрушки делаются из подручных средств. В ход идут все предметы, напоминающие по форме фаллос.

В сексе, происходящим в бане или кладовке, в ход пускают и мякиши хлеба и кашу.Администрация тюрьмы в курсе того, что занятия сексом происходят даже в бараках, под стенкой из одеял и простыней.

Если застукают, то жизнь пары станет сложнее. Но запретить это тюрьма не может — отсутствуют такие законы. В случае совпадения продолжительности срока, такая семья и дальше живет совместной жизнью уже на свободе.Процент инфицированных среди заключенных в женских колониях очень высок.

Исходя из этого к вопросу гигиены подходят с особой важностью.

Мыло это предмет особого спроса в женском лагере.Из-за связей с работниками-мужчинами есть запрет на какой либо контакт.

Несмотря на это, часто девушки и рожают в тюрьме. Однако, в большинстве случаев, делаются это для привилегий.

Чтобы кормили получше, чуть чаще оказывали им медицинскую помощь. Хотя статистика указывает на частые случаи ухудшения здоровья у беременных заключенных, ведущие к осложнениям у матери и ребенка.

К сожалению, условия и отношение к женщинам одинаково, в оборот не берется факт, каким является преступление.Единицы беременеют даже без половых отношений.

Происходит оплодотворение с помощью «дороги» или «коня». Таким способом мужчины передают в пакетиках сперму.Учитывая преобладание материнского инстинкта у женщин, в тюрьме, теряя возможность семьи и продолжения рода, теряется и смысл существования. В погоне заполнить этот пробел, большинство и становится лесбиянками.

P.S. Женские колонии должны быть не такими, как в данный момент. В них девушки быстро теряют возможность быть даже человеком, не то чтобы быть женщиной. Сперва женский лагерь ничем не отличается от мужского, но если углубиться, то он намного жестче люой тюрьмы.Подписывайся на канал!

Здесь интересно.

Как я работал в женской колонии

Всем доброго времени суток!

Ехать мне на поезде ещё один день, время пока писать имеется)) Напомню, что первый свой комментарий на любимом Пикабу я оставил вот под этим постом Ситуация меня реально взбесила, ввиду того, что сам отец и принимаю такие вещи очень близко к сердцу. В своем комментарии я упомянул один случай из моей практики, разрешите рассказать о нем более подробно, плюс попытаюсь ответить на Ваш вопрос как относятся зэчки друг другу в зависимости от статьи по которой они сидят, думаю будет интересно.

Начну с того, что в 2011 году я и начальник соседней медицинской части колонии строгого режима для мужчин (психиатр по первой специальности), совместно с психологами колоний защитили работу на тему психолого- медицинской характеристики осужденных ( и мужчин и женщин) в зависимости от причины попадания в МЛС, статью не покажу, так как она ДСП (для служебного пользования), но кое что опишу. Позвольте я не буду указывать номера статей УК, незачем перегружать пост, просто укажу названия.

Основными статьями, по которыми сидели у нас барышни были наркотики, мошенничество, нанесение тяжких телесных, воровство, убийство, из основных вроде всё.

Естественно основные статьи это распространение наркотиков и мошенничество примерно 60% от всех осужденных, содержащихся в нашей колонии. Теперь более подробно. За наркоту средний возраст не отслеживался от 18 до 50, а вот за мошенничестве сидели в основном тетеньки бальзаковского возраста от 35 до 50.

Если истории про наркотики думаю слушать Вам будет совсем не интересно (в основном это распространение спайсов всяких и прочей синтетики, плюс были бабы, которые сидели за своих мужиков, те торговали а они на себя брали если их ловили, типа в бабской же колонии проще сидеть возьми все на себя ты же меня любишь миля моя), то истории иногда бывают такие, что хоть фильм снимать можно. Это и бухгалтера гос контор, отвечающих за действия своих начальников и проворовавшиеся чиновницы и махинации в сфере недвижимости, так же отдельной кастой всегда стояли уличные мошенницы (цыганки и прочий сброд), была одна женщина 50ти лет, которая организовала у себя в деревне что-то типа секты на основе православной религии и благополучно собирала деньги с прихожан в течении пяти лет, после задержания из ее дома якобы деньги выносили коробками.

Кстати и в колонии она свою религию пропихивала активно)) Мошенниц моложе 30 за четыре года службы видел всего пару, уж не знаю почему, одну запомнил хорошо – сотрудница банка, которая оформляла карты кредитные на левых людей. Какого то разделения на социальные группировки, в зависимости от статьи, у нас не было, в этом плане у женщин попроще, чем у мужиков, но были, которые стояли всегда особняком это твари, которые совершили преступления против своих или чужих детей, самая страшная статья вроде 106УК «детоубийство», не знаю есть она сейчас или нет, не интересуюсь, но, думаю, суть понятно.

О двух случаях опишу чуть позже.

В среднем за преступления против детей всегда сидело 10-15 женщин, если характеризовать их то это всегда наглые, охеревшие барышни, которым было насрать абсолютно на всё, в душе у них был полный вакуум, про таких обычно говорят ‘потеряные люди’, ни одна из этих тварей при беседах не осознавала что они натворили и ни одна из них никогда искренне не раскаялась. В отрядах они обычно были тише воды ниже травы, ни с кем не общались, в жизни отряда не участвовали.

Но, если честно, с ними бы и так общаться не стал никто, потому что для мужика зэка самый дорогой человек это мама, а для женщины зэчки самый дорогой человек это ребёнок, даже если не свой, большинство осужденных женщин всегда живут мыслью, что у них после освобождения все будет хорошо и появится ребёночек.

Поэтому они всегда с любовью и заботой вязали вещи для подшефного детского дома, плюс у нас была театральная студия своя, женщины ставили там постановки и потом их вывозили в детский дом, где они демонстрировали ребятишкам свои таланты.

Так вот, барышни, которые на свободе обижали деток обычно не жили в колонии, а существовали, бабоньки их чморили весьма знатно.

Им не разрешалось кушать со всеми, жрали они обычно отдельно от всех, работницы столовой обычно накладывали всякую ерунду ( например горелые ошметки или вместо компота одни сухофрукты ну и так далее), сотрудники колонии особо не препятствовали этому, я думаю понятно почему. В отряде они обычно живут возле параши, постоянно убирают очко, к общим собраниям отряда не допускаются, участвовать в культурной жизни колонии им тоже запрещали, короче они не жили в колонии а существовали, не знаю у других может и по другому а у нас было именно так, эта позиция смотрящей и актива осужденных, мы им не препятствовали, не дело это Администрации.

Вы спрашивали как относятся заключённые женщины друг к другу в зависимости от статьи? Да никак (кроме преступлений против детей), там пофиг мошенница ты или мужа убила, важнее как ты себя в отряде ведёшь, были тетки выпендрёжные, которых ни бабы не любили, ни сотрудники, были тетки борзые, которых и те и другие боялись и не лезли сильно, а были (их большинство) которые просто жили в колонии – скучали по родным, любили друг друга, работали, развлекали себя и других в культурном плане, Теперь расскажу о двух случаях, запавших мне в душу глубоко и надолго. Первый случай я уже упоминал в своем комментарии, теперь более подробно расскажу.

Год это был вроде 2010 месяц апрель, этапом из СИЗО приехала барышня, помню даже, что звали Евгения, 29 годков от роду, поместили, как водится, в карантин на месяц. Этап пришёл вечером, дежурил я поэтому я первично и отправился смотреть новых тёток. Статьи не смотрел, но Евгения мне запомнилась своей борзотой давай орать что вены себе вскроет так как перед мужиком раздеваться не собирается, ну да хер с тобой комиссионно написали что от осмотра отказалась и забили на неё большой болт, наутро фельдшер придет глянет.

Через неделю вызывает меня к себе начальник колонии и рассказывает в присутствии начопера кто такая это Евгения и что она натворила – в декабре перед самым Новым Годом эта тварь оставила на веранде двух своих ребятишек 4х и 2х лет в нижнем белье и отправилась бухать к своему трахалю, через три дня пришел в гости папаша детей и увидел окоченевших детей, которые умерли обнявшись – сестра пыталась согреть брата до конца.

В тот момент я еще был не женат и детей у меня не было, поэтому отнесся я к этому более спокойно нежели сейчас, но какое «сокровище» к нам пожаловало я понял.

Вобщем начальник сказал, что в отряд ее выпускать пока нельзя и после карантина надо ее упрятать в больничку, ну а начоперу наказал строго следить, чтобы ее история не дошла до смотрящей. Ну хера ж, приказ есть приказ и через две недели с карантина прямиком ко мне пришла эта горе-мать с диагнозом хронический пиелонефрит, обострение.

Описывать как эта тварина у нас жила не буду, ничего интересного, скажу только что никакого раскаяния и сожаления я в ней не нашел, а про детей она сказала, что они ей просто мешали жить и строить любовь. Через месяц ее пребывания у нас приехала комиссия с Управления и натянула меня из за неё, типа какого хера здоровый человек жрет на больнички харчи дополнительные, я сходил к начальнику, позвали смотрящую ( Цыганка Мария) и рассказали ей про Евгению, она сказала, что все уже давно в курсе и ждут Женечку в отряде с распростертыми объятиями, далее Администрация колонии попросила Марию Гавриловну сильно не убивать Женечку, та сказала, что, в принципе, если она все осознает и поймет будет без крови и жести, на том и разошлись. И отправилась Евгения в отряд и да хер бы с ней кажется, но нет… Спустя ровно два месяца перед самым моим отпуском (пара дней буквально оставалась на работе) в субботу вечером звонит мне дежурный и вызывает срочно в колонию, приехав я узнаю в дежурке, что кого-то замочили, на моем опыте это первый и последний раз убийства в колониях где я работал ( самоубийства не в счет).

Короче ситуация такая – Евгения случайно поскользнулась и ударилась об батарею головой, этого никто не заметил, поэтому медика вызвали лишь спустя 40 минут, до медчасти дотащили еще живой, но практически сразу померла.

По итогам разбирательства официальная версия несчастный случай, мне влепили строгача за отсутствие дежурного фельдшера на рабочем месте (на самом деле он уехал поужинать и честно собирался оттрубить свое дежурство в колонии, хотя обычно нам разрешалось дежурить на дому), начальнику отряда неполный ход дали, начальнику колонии выговор. Неофициально из слов смотрящей поняли, что эта тварь реально охерела всем орала что это были её дети и чтоб все шли накуй, бабы не выдержали и взбунтовались. Второй раз подобная тварь приехала в эту колонию то ли в конце 2015 то ли в 2016, я уже работал в МСЧ в Управлении и приехал проверять эту колонию.

Вобщем ситуация такая мать заморила голодом двух ребятишек 2х и 3х лет и закопала в огороде, нашла бабушка случайно. Эта тварь идентичная прошлой объясняла все тем, что дети мешали ей любить. Короче после карантина опять она пошла на больничку и была там уже около двух месяцев типа с бронхиальной астмой, администрация колонии настаивала на том, что она должна лежать в стационаре, приказы Росздрава и стандарты говорят нам, что ее нужно выписывать иначе любая проверка оштрафует уже врача.

Посмотрел я ее, побеседовал и принял не очень приятное для нее решение – выписать в отряд, она визжала, что убьёт себя, потому как понимала что ей там кабзда. По итогу через пару месяцев она вскрыла себе вены и завалилась опять на больничку, через месяц мы ей оформили перевод в Иркутскую область в колонию, там есть отделение для психически больных.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+