Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Что должен делать опущенный на зоне

Что должен делать опущенный на зоне

Что должен делать опущенный на зоне

Новички на зоне и в тюрьме. Как спасаются на зоне накосячившие зеки.

15 ноября 2018Осужденные, которым по каким-то причинам угрожает на зоне физическая расправа, идут на всевозможные хитрости и уловки, а также жертвы, лишь бы «выломиться» из колонии или камеры следственного изолятора.

О том, почему возникают такие ситуации и как выкручиваются ушлые заключенные, расскажем в этом материале.Для начала побегПриговорить на зоне к «опусканию» или даже к смерти могут только за серьезные так называемые «косяки» (по фене слово «косяк», уже прочно вошедшее и в бытовой язык обывателей, означает нарушение установленных на зоне определенных правил так называемого воровского закона). Подобные «косяки» — это: не возвращенный долг, «крысятничество», беспредельное поведение, предательство, намеренное оскорбление, контакт с «пет*хом».

Дабы избежать наказания, осужденный, совершивший что-то из вышеперечисленного, должен как-то спасаться. А именно — выбраться из общего барака в кратчайшие сроки.

Как же обычно поступают в таких случаях? Выбор у осужденного, конечно, небольшой, да и не из приятных, но он есть.Как рассказывают сотрудники колоний, когда они узнают, что определенный осужденный находится в неприятной ситуации, то, прежде всего, ожидают от него попытки побега. При этом побегушник не особо расстраивается, если его задержат.

После этого его сразу изолируют, добавляют срок и переводят в другую колонию. Короче, то, что надо. Ну, а если еще и побег удастся, так вообще хорошо.

«Был на зоне такой случай, — вспоминает начальник одной колонии.

— Побегушник ломанулся, но мы его быстро поймали, далеко не ушел. Ребята немного его попинали, а он аж улыбался при этом. Позднее выяснилось: бежать на волю он особо и не думал, весь этот побег был нужен для перевода на другую зону».Помимо побега, пользуется популярностью членовредительство.

Обычно глотают какие-нибудь гвозди или металлические предметы.

Тогда — санчасть или больница. Правда, многие зеки чересчур усердствуют в этом глотательном деле и погибают (особенно если проглотят режущие предметы).Еще режут себе вены.

Тюремные эскулапы — люди весьма опытные, и, чтобы они поместили осужденного к себе, ему нужно весьма серьезно себя поранить, поэтому простые царапины не сойдут — помажут зеленкой и гуляй. Бывали случаи, когда, не рассчитав глубины пореза, осужденные невольно совершали суицид.Как еще можно изолироваться от преследователей?

Попасть в ШИЗО. Но это если все-таки «трудности» на зоне возникли временные.

В штрафном изоляторе сидят обычно максимум дней десять. Куда как лучше попасть в БУР (барак усиленного режима). Это изолированная камера, а сидят там не менее полугода.

За это время многие проблемы могут и «рассосаться». Однако чтобы попасть в БУР, надо совершить серьезный дисциплинарный проступок. Ударить вертухая, например.И вообще, чтобы перейти в другую зону, пусть и режим там будет более строгий, «накосячившие» зеки стараются совершить какое-то преступление.

Могут у всех на виду демонстративно избить кого-то. Если же за «косяк» их хотят в наказание не убить или покалечить, а «опустить», то многие зеки сами берут пожитки и добровольно отправляются в «петушиный угол».Как рассказал сотрудник одной из колоний, был такой случай:- Укравшего у своих осужденного, то есть крысу, решили «пустить.

И сделать это не гуманно, а как положено, в смысле — проткнуть. Да еще в групповом порядке, так сказать. Но зек-крыса, прекрасно знавший, что его ожидает, сам попросился в барак для обиженных.

Никто его после этого насиловать уже не стал — он законтачился, и теперь пет*х. А сделать его рабочим пет*хом насильно не позволяют понятия зоны.

Правда, как я слышал, на беспредельных зонах и такое понижение в масти может не спасти от зверского изн*с*лования».Кроме того, если существует опасность для жизни, некоторые осужденные ищут защиты у администрации. Та, как правило, идет им навстречу (зачем им ЧП в виде трупа?) и берет под свою «крышу».Как происходит этот процесс, мне рассказал «кум» одной из питерских зон:- Как правило, «косяки», после которых у нас просят защиты, это карточный долг или долг за покупку наркотиков в «кредит».

Бывает, набегают огромные суммы по любым меркам. Действительно, опасность для таких осужденных в данном случае весьма велика, и мы принимаем меры. Я или мои помощники общаемся с осужденными, которые хотят разобраться с должником. Предупреждаем их, что если с тем что-то случится, поступим с ними жестко и получат они новый срок как пить дать.

Предупреждаем их, что если с тем что-то случится, поступим с ними жестко и получат они новый срок как пить дать. Такой разговор почти всегда помогает.Меняю общую зону на Черный дельфин…Многие матерые зеки, дабы вольготно и спокойно жить на зоне, примерно раз в полгодика приходят к «куму» и говорят: «Вот, вспомнил еще один эпизод.

Сознаться хочу». Имеется в виду, что «вспомнил» осужденный какое-то преступление, которое официально на суде не фигурировало. «Куму» это в радость — его ждет поощрение за раскрытый «глухарь».

В радости он не забывает и про «сознавшегося»: зек получает лишнюю передачку, внеплановое свидание или что-нибудь в этом духе. Короче, полное понимание и взаимовыгода.Однако в случаях, когда осужденный хочет «выломиться» с зоны, мало «припомнить» какую-нибудь кражу, за которую и срок-то не добавят. Чтобы перевели на более строгий режим, лучше всего на «крытку», то есть тюремный, надо «припомнить» что-то существенное, убийство, например.

Когда жизнь в опасности, решаются и на такое.Ну, а если зек совершил такой «косяк», что, по воровским законам, ему нигде не жить, то остается самый последний вариант — взять на себя что-то такое (к примеру, участие в террористическом акте), что остается одна ему дорога — в спецтюрьму для «пыжиков». Там «длинные руки мафии» уже, скорее всего, не достанут.

Да и не будут, наверное, уже преследовать, так как пожизненное заключение многими обитателями «смертных» колоний признается как более тяжкое и мучительное наказание, чем расстрел.Камера «лыжников»И все-таки на зоне довольно тяжело выжить, если влиятельные того мира, то есть авторитетные блатные, этого не желают — в колонии довольно тяжело изолироваться от других осужденных, почти что все время заключенные предоставлены сами себе.Гораздо проще спасти свою жизнь или здоровье при каких-либо проблемах в следственных изоляторах.

Из «хаты», как говорится на тюремном языке, всегда можно «выломиться». То есть попросить сотрудников СИЗО перевести в другую камеру (обычно в этом вопросе осужденным идут навстречу). Правда, встретят там «ломанувшегося» не слишком приветливо — бегать из камеры в камеру считается, по тюремным понятиям, занятием малопочетным.

К тому же по зековской «беспроводной почте» сразу же становится известно, что в камеру прибывает «накосячивший».

Но когда припрет, понятно, что уже не до понятий и не до сомнений — бежать надо хоть куда, а уже после смотреть, куда попал. Кстати, тех, кто просит перевестись из камеры в камеру, в уголовном мире называют «лыжниками» (отсюда потом и пошло общеупотребимое уже выражение «намылить лыжи» куда-нибудь).

Так вот, таких «лыжников» в СИЗО набирается всегда приличное количество. Бывает, их даже определяют в одну «лыжную» спецкамеру.Именно в СИЗО чаще всего «опускают» заключенных (в колониях такие случаи редки), поэтому там есть и специальные камеры для «обиженных».

Туда может «ломануться», скажем, насильник, которого в общей камере ждет незавидная участь.Конечно же, все описанные выше методы спасения крайне рискованны и неприятны.

Но не стоит думать, что они — панацея.

Когда «косяк», по воровским понятиям, очень серьезный, то «намыливание лыж» в другую колонию не поможет. Туда пойдет малява с сутью дела, и «накосячивший» зек получит свое уже там.Кликни на рекламу-помоги каналу.Спасибо всем кто читал. Подписывайтесь на канал, ставьте лайки

От блатного до петуха.

Иерархия на зоне

19 декабря 2017Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи».

Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы.

К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится.

Итак, кто такой «блатной»?«Блатные» — это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты.

Причем, они не обязательно должны промышлять кражами.

«Вор в законе» — это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе. К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами).

В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.Лидером «блатных» является «пахан» — признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» — заключенный, выполняющий функции лидера.«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями.

Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии.

Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага).

Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.Кто такой «мужик»?«Мужики» — это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных.

В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.казанная масть на зоне никакого авторитета не имеет.

«Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных».

Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной.

И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» — значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения.

В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.Масти на зоне неизменны.

Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную.

Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным».

А вот попасть в самую низшую касту можно.Такая масть, как «петух», — настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто.

Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми». К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта. Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать.

«Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру).

С ними не принято разговаривать. «Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.Существует и зловещая «традиция» — делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов».

Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами.

И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям.
Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям.

Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах.

Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:«форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;«черти» — то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;«шныри», которые выполняют роль прислуги;«прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты.

К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия.

Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Как опускают в тюрьме?

«Опущенные» в тюрьме – это низшая иерархия заключённых.

И как только их не называют: «петухи», «гребни», «пинчи», «обиженные», «отверженные» и пр. Как их ни называй, а судьба и жизнь этих осуждённых просто ужасна.

О том, как опускают на зоне, пойдёт речь далее в статье.

По одной из версий, опущенные выделились в отдельную тюремную касту после реформы 1961 года, в ходе которой лагеря разделились по строгости режима содержания.

В результате первоходочники стали жить на зоне отдельно от матёрых зеков и рецидивистов.

Первоходочники – это в основном молодые люди, малознакомые с тюремными устоями, но стремящиеся побеждать в конкурентной борьбе путём проявления агрессии, издевательств над физически более слабыми заключёнными. И если более опытные зэки вовремя не разъяснили им правила жизни в тюрьме, то со временем их пребывание там становится всё более диким. Любой заключённый может попасть в касту опущенных.

Но некоторые категории попадают сюда автоматически или с большой вероятностью. К таким категориям относятся:

  1. Люди, практиковавшие гомосексуальные связи на воле.
  2. Близкие родственники сотрудников правоохранительных органов.
  3. Заключённые, попавшие на зону за изнасилование несовершеннолетних детей.

Справка: кроме «петухов» в сообществе заключённых существует каста «чертей».

Общее между этими кастами то, что и те, и другие являются неприкасаемыми, однако черти для сексуальных утех не используются.

Почему опущенных называют петухами? Скорее всего, название произошло от слова «петушить», которым именовался процесс изнасилования.

Петухами становятся совершенно по разным причинам.

Чаще всего в зоне опускают осуждённых по ст. 131 УК (изнасилование). Сюда же попадают развратники, растлители и гомосексуалисты, независимо от того, какое преступление они совершили.

Но по статистике на 2021 год, в категорию опущенных всё чаще стали попадать заключённые из-за совершённых ими «косяков», недостойных звания зэка.

Так, например, «порядочному» зэку не положено выполнять работу, связанную с сантехникой; этот вид деятельности — исключительно для петухов. Кстати, вопреки стереотипному мнению, доля гомосексуалистов среди опущенных невысока. Большинство осуждённых становятся петухами за поступки, не имеющие отношения к сексуальной сфере.

Обычно опускают за различные нарушения правил тюремной жизни, такие как:

  1. Опускание человека без серьёзного основания.
  2. Проявление слабости характера, неумение постоять за себя.
  3. Кража имущества у других заключённых.
  4. Телесный контакт (но не сексуальный акт) с другим петухом. Инициатора такого контакта после жестоко наказывают (вплоть до убийства), а заключённый, с которым тот контактировал, переходит в разряд опущенных, причём навсегда. Доведенные до отчаяния петухи нередко пользуются этим, чтобы отомстить. Для опущения достаточно всего лишь провести ночь в петушатнике.
  5. Неуплата карточного долга. За невозвращённые долги приходится платить в тюрьме кровью, а единственной возможностью сохранения жизни становится оказание секс-услуг.
  6. Стукачество.
  7. Смазливая внешность; свойства, присущие женскому полу, например, жеманность, высокий голос.

Опустить могут и по указу тюремной администрации с целью устранения неугодных осуждённых из тюремной жизни. Для этого чаще всего жертву запирают в петушатнике на всю ночь. После этого заключённый автоматически переходит в разряд петухов.

Правда, к таким обиженным отношение тюремного сообщества более-менее лояльное.

После 2000-ых наблюдается отказ от опускания посредством изнасилования.

Это связано с тем, что стало уделяться большее внимание на защиту прав заключённых, вследствие чего усилился контроль над внутренним регламентом и укладом жизни в исправительных учреждениях.

Жизнь опущенных на зоне тяжела, а порой и ужасна.

Они живут в тюрьме отдельно, в так называемом петушатнике, где сидят такие же обиженные, пинчи, покеры).

Это самая презираемая (причём всеми) категория зэков.

Что они делают в тюрьме? Занимаются опущенные в тюрьме самой грязной работой: подметают плац, локалки; моют бани, сортиры; чистят канализацию, выполняют работы на запретке; убирают и грузят мусор. Есть среди опущенных и такие, которые зарабатывают тем, что продают себя; их называют «обиженные рабочие».

Обычные зэки не должны брать продукты, которыми питаются петухи. Моются опущенные из отдельных умывальников.

Они обязаны уступать дорогу другим заключённым.

С ними почти не разговаривают представители других каст.

Общение с петухом для зэка может обернуться потерей авторитета.

Опущенные должны сообщать о своём статусе всем новичкам. Сокрытие подобной информации карается нанесением тяжёлых физических увечий.

Для того чтобы петухов было проще идентифицировать, на их тела наносятся особые татуировки.

Их могут поселить возле туалета, под кроватью («под шконкой»), и только в крупных лагерях для них выделяют отдельные бараки, которые и называются петушатниками.

Обиженные пользуются отдельными предметами быта.

В их посуде обычно проделывают дырки, чтобы никто случайно не перепутал «зашкваренные» ложки и тарелки с нормальными.

В курилке петуху можно отдать недокуренную сигарету, но уже взять бычок с рук опущенного нельзя ни в коем случае.

В лагерной церкви им выделяются отдельные скамейки, лавки, а в бане — тазики. Если обычный зэк случайно сядет не за тот стол или возьмёт не ту ложку, он автоматически попадает в петушиную касту. Даже если он не ел, не пил из приборов, он всё равно будет признан опущенным.

Как только обычный заключённый оказывается среди касты петухов, он идёт на любые ухищрения, чтобы перевестись из обиженных в разряд «нормальных» зэков.

Справка: число ограничений и запретов для опущенных зависит от типа пенитенциарного учреждения.

В колониях строгого режима отношение к ним более лояльное, а вот в колониях для несовершеннолетних царят самые дикие порядки.

Ранее, ещё до двухтысячных годов, основной обязанностью опущенных было сексуальное удовлетворение зэков, но сейчас это практикуется редко и то только на добровольных началах. По нынешним тюремным правилам, нельзя «использовать» обиженного безвозмездно, не вручая ему подарка, поэтому многие петухи занимаются добровольной проституцией по материальным соображениям.

Избиение опущенных практикуется, только если они нарушают правила, по которым обязана жить их каста.

Бить петуха руками нельзя, можно только ногами, что особенно унизительно. Ритуал «перевода» обычного зэка в разряд петухов сейчас изменился. Раньше прокажённого зэка просто насиловали или заставляли заниматься оральным сексом с одним из блатных.

Однако после того как произошло несколько несчастных случаев с откусыванием «чужого достоинства» процесс стал проходить по-иному: петуху шлёпают половым членом по лбу или губам. Иногда блатные просто объявляют какого-то зэка петухом; слух об этом быстро распространяется по зоне, после чего зэку уже не смыть с себя клеймо.

Иногда блатные просто объявляют какого-то зэка петухом; слух об этом быстро распространяется по зоне, после чего зэку уже не смыть с себя клеймо.

Новичкам, впервые попавшим на зону, следует чётко знать некоторые правила.

Ключевое из них – ни в коем случае не соглашаться на «петушиную» работу, не брать в руки швабру, тряпку. В столовой нужно садится вместе с сотоварищами и не торопиться занять свободный стол.

В некоторых колониях вещи, предметы, имеющие отношение к опущенным, помечаются красной краской. Если заключённый не является гомосексуалистом и не осуждён по «петушиным» статьям, то опустить его могут только за злостные проступки. Таким образом, чтобы избежать участи опущенных, зэк должен жить по правилам тюремной жизни, а именно:

  1. Минимизировать контакты с петухами, в том числе не избивать и не насиловать.
  2. Следить за своей речью.
  3. Ограничить до минимума контакты с петухами.
  4. Не воровать, не стучать ни на кого, не сотрудничать с администрацией.
  5. Уметь постоять за себя и потребовать ответ с обидчика.
  6. Иметь гордость.
  7. Не раскрывать лишних подробностей личной сексуальной жизни, безосновательно никого не оскорблять.

Даже в тюрьме стоит оставаться человеком, там это ценят.

Такое явление, как «опущенные в тюрьме» – это дикость, пережиток тяжёлого прошлого страны. Однако несмотря на смягчение порядков в исправительных учреждениях, данная категория заключённых по-прежнему существует, и с этим фактом приходится мириться. Бесплатная юридическая консультация в регионах: 8-800-555-81-37 Свежие статьиРубрики Мы ВКонтакте ©2018 Уголовный эксперт

Как опускают в армии и тюрьме.

В чем разница

10 декабря 2021Гляжу, конкретно подгорело у поцреотов-ватников-имперцев и прочих милитаристов-можемповторителей от слов убийцы восьми сослуживцев Шамсутдинова о том, что мотивом к кровавой расправе стала угроза сексуального насилия, высказанная убитым офицером. Соцсети буквально : мол, как это либерасты с «Эха Мацы» посмели распускать такие грязные слухи и парафинить нашу доблестную армию – краеугольный камень духовноскрепия и оплот традиционных ценностей!

Это вам не тюрьма. И ваще – не служил – не мужик, права вякать не имеешь! Ну, охранителям-негодавателям по этой же самой логике следует завалить хлебало и не гудеть про тюрьму, о которой они имеют представление по американским фильмам, где обгашенные крэком нигеры-качки только то и делают, что шпилят в очко белых и месятся на заточках с латиносами.

Поскольку мне посчастливилось отбывать срочину и в росармии, и на зоне, имею полное моральное право делать оценочные суждения. Не знаю, что понимают охранители под «традиционными ценностями», но для российской армии гомосексуализм был и остается как раз очень даже традиционным явлением.

До Петра I ни армии, как таковой, ни казармы тюремного типа не существовало, вооруженные силы состояли из трех почти несвязанных частей: стрелецкого войска, дворянского ополчения и наемных полков иноземного стоя. С дворянами более-менее ясно: они в мирное время сидели по своим поместьям, в случае войны обязаны были выступить в поход «конно, оружно со боевые холопы». Стрельцы – служилые люди, лично свободные, имевшие семьи и кормящиеся торговлей, ремеслом и сельским хозяйством.

Наследуемая служба для них была не только ярмом, но и источником экономических привилегий. Рейтары – обычные наемники, служащие за деньги, часто иностранцы, а так же «охочие люди» и казаки.

В рейтарах незазорно было служить даже беспоместным дворянам.

Особых проблем с удовлетворением половых потребностей они не имели – могли свободно жениться или гулять со «срамными девками» или вдовствующими женщинами, благо, службу несли при дворе, а не в сибирских острогах.Царь Петр, строя регулярную армию, отошел от европейского канона – формирования по найму, заменив его рекрутским набором крепостных рабов.
Особых проблем с удовлетворением половых потребностей они не имели – могли свободно жениться или гулять со «срамными девками» или вдовствующими женщинами, благо, службу несли при дворе, а не в сибирских острогах.Царь Петр, строя регулярную армию, отошел от европейского канона – формирования по найму, заменив его рекрутским набором крепостных рабов.

Причина одна – холопы являлись бесплатными для казны (существовала даже практика продажи русских солдат за границу).

Ну, и отношение к ним оставалось соответствующим – как к дармовому расходному материалу. Молодых крестьянских парней 20 лет от роду забирали в солдатчину на четверть века, запирая в казармах, где мордовали муштрой, тяжелой работой и прочими тяготами службы. Формально с 1711 г. солдатам было положено жалование в 9 рублей с полтиною (в год), но мало ли чего положено.

Даже офицерам жалование не платили годами, что уж тут про нижних чинов говорить?

Это я к тому, что воспользоваться услугами гулящих баб они не могли.

Да и «в увольнение» кто ж их отпускал? Разбегутся же! Условия службы были совершенно тюремными.

Даже за незначительные провинности забивали шпицрутенами до смерти.Иностранцы удивляются безропотной покорности русской служивой скотинки, равнодушно встречающей смерть.

Тупая поцреотня гордится феноменальной выносливостью и неприхотливостью русских солдат на войне. Нашли на что надрачивать, идиоты! Да для русского солдата война была почти что отпуском из казарменного стойла.

С 1825 по 1850 г. боевые потери русской армии в польской кампании, войне с Турцией и в непрерывной кавказской войне составили несколько более 30 тысяч человек.

За то же самое время по небоевым причинам она потеряла более миллиона(!!!) душ. Что война, что «мирная служба» – русским солдатикам было все едино.

Житуха была такой адовой, что смерть не воспринималась, как нечто ужасное. Собственно, родные поминали забритых на службу, как усопших, ставили им свечки в церкви.Где было служилому в этом беспросветном треше искать утешения? Верно – в братских объятиях. И бесплатно, и «сплоченность» подразделения укрепляется.

Полк становился для рекрута единственной семьей во всех смыслах слова.

Офицерам педерастия тоже была не чужда. Сам царь Петр под одним одеялом с князем Меньшековым почивал. Впрочем, императора трудно назвать законодателем моды на «тесную мужскую дружбу». В патриархальной Московии «греческая любовь» очень даже практиковалась, в том числе и членами правящей династии. Известный историк профессор Сергей Соловьев, которого трудно заподозрить в русофобии, мимоходом : «Нигде, ни на Востоке, ни на Западе, не смотрели так легко, как в России, на этот гнусный, противоестественный грех».В русской армии XVIII-XIX веков широко укоренились традиции однополой любви, которую сексологи относят к категории заместительного гомосексуализма (ситуационный в англоязычной традиции) или псевдогомосексуализму (немецкое определение).

Известный историк профессор Сергей Соловьев, которого трудно заподозрить в русофобии, мимоходом :

«Нигде, ни на Востоке, ни на Западе, не смотрели так легко, как в России, на этот гнусный, противоестественный грех»

.В русской армии XVIII-XIX веков широко укоренились традиции однополой любви, которую сексологи относят к категории заместительного гомосексуализма (ситуационный в англоязычной традиции) или псевдогомосексуализму (немецкое определение). Такой вид гейства характеризуется бисексуальностью и противопоставляется ядерному илиистинному гомосексуализму. То есть половые стереотипы у человека не меняются, гомосексуалистом он себя не осознает, во время однополого контакта он может предаваться гетеросексуальным фантазиям.

Я так подробно углубляюсь в психологию не зря, без этого невозможно понять характерную для России гомофобию, органично сочетающуюся с традиционной русской предрасположенностью к гомосексуализму.Все дело в нюансах. В РФ в армейских казармах, тюремных бараках, пэтэушных общагах и семинарских бурсах широчайшее распространение получил так называемый ложный или псевдогомосексуализм. Я бы предложил именовать его ритуальным, подчеркивая его социально-иерархическую природу и часто символическое воплощение.

Для нынешней российской армии (до этого –советской) характерен именно этот тип сексуального поведения. Суть его заключается в том, что через акт полового доминирования происходит утверждение лица или группировки, лидирующей в коллективе.В том же социальном аспекте следует искать и истоки агрессивной гомофобии.

Попробуйте спросить ветерана-сидельца:

«Имел ли ты гомосексуальную связь в местах лишения свободы»

?

Межличностный конфликт гарантирован.

Не исключено и нанесение телесных повреждений.

Но стоит перефразировать вопрос: «А чо, братан, скольким петухам ты на зоне вдул?», и ваш собеседник, самодовольно щурясь, предастся многословным и весьма приятным для него воспоминаниям, ожидая от вас выражения восхищения и зависти. По тюремным понятиям лицо, играющее в однополом контакте активную роль, не является гомосексуалистом.

В то время, как за его пассивным партнером закрепляется статус «пидара» («петуха», «опущеного», «дуни» и т. д.). Вот эти пассивные гомосексуалисты считаются «настоящими геями», являясь объектом гомофобии со стороны активных гомосексуалистов, понижающих таким образом их, «пидаров», социальный статус. При этом далеко не всегда «опущенные» являются ядерными гомосексуалистами, то есть они не испытывают эротического влечения к представителям своего пола, их сексуальное поведение проистекает из принятой социальной роли.Я не зря упомянул выше, что акт сексуального доминирования часто носит символический характер.

Собственно половое насилие жестко табуируется тюремными понятиями («арестантским укладом»), как любое другое насилие в межличностных отношениях.

Поэтому процесс «опускания» проходит вовсе не через анально-генитальное надругательство, как многие представляют. Зек, совершивший неприемлемый («гадский») поступок, в прямом смысле опускается на социальное дно. В воспитательных целях иногда публично проводится унизительная процедура – наказание «через х…й» (опускаемого бьют эрегированным членом по лбу или даже просто трясут причандалами у него над головой, не касаясь тела).

Как вариант – проводят по лицу половой тряпкой. В жестком варианте – макают лицом в унитаз или мусорное ведро.

Но достаточным является и объявление «опущенного» таковым, если тот признает свой статус и переезжает в «петушиный угол» на зоне, в «пидорятник» в СИЗО или «крытке».В дальнейшем «опущенный» обязан везде сообщать свой статус и вести обособленный образ жизни (быть неприкасаемым).

В обязанности «петухов» входит выполнение самой грязной работы – чистка туалетов, вынос помоев. «Красные» зеки («шерсть») выполняют хозработы (уборка жилой зоны, локалки, приготовление пищи).

Они же являются шнырями у блатарей. Стоящие выше по статусу «мужики» работают на промке. «Блатным» («бродяги» и «ворЫ») западло выполнять любую работу, они должны шатать режим и «страдать» на киче.«Петухи» делятся на две категории – простые «пидары» и «рабочие».

Последние (они в свою очередь подразделяются на «сосок» и «жопников») и оказывают соответствующие сексуслуги страждущим. Но исключительно по согласию и за вознаграждение.

Последнее, кстати, является весьма весомым стимулом для гей-проституции, которой занимаются лица, не являющиеся ядерными гомосексуалистами. Подобная ситуация отражается и в тюремном фольклоре:

«Если станет трудно – подставляй очко, будет тебе сало, масло, молочко…»

.Повторюсь, насилие считается неприемлемым, обычно практикуется только «подментованными» («ссученными») зеками на «красных» зонах, живущими вне «уклада», и используется для моральной и физической ломки криминальных авторитетов и арестантов, практикующих «отрицалово».

За это на воле с них бывает «спрос», то есть заслуженное наказание. К сожалению, преступный мир в РФ морально деградирует так же, как и общество в целом, тюрьма необратимо «краснеет», то есть отказывается от классических воровских «понятий» и погружается в беспредел. Прошу учесть, что все вышесказанное относится только к «порядочному» арестантскому сообществу и «черным» зонам.А вот в армии расклад совершенно иной.

Здесь насилие в межличностных отношениях было и остается универсальным способ самоутверждения. Как «правозащитница» Флера Салиховская, председатель ссученного «Комитета солдатских матерей», дедовщины в армии благодаря дорогому Сергею Кожугетовичу нет, а «мужская компания регулируется своими правилами жизни». Ну, что еще можно ждать от путинской подстилки, которая нагло заявляет, что в забайкальской бойне виноват Интернет, который «надо закрывать».

Ей в тон подкудахтал и главарь ветеранской организации «Офицеры России» Сережа Липовой, обвинивший во всем компьютерные шутеры, которые размывают у молодых людей грань между реальностью и экраном ноутбука. Формально мразушка не соврала, армейский коллектив «регулируется своими правилами жизни».

И это варварские правила, допускающие и даже поощряющие «опускалово» по-беспределу. Как и в тюрьме, ничего зазорного в гомосексуальном контакте «мужская компания» не видит, разумеется, только для активного участника совокупления.

Но вот согласия со стороны пассивного партнера здесь уже не спрашивают. Так что сравнение тюремных «понятий» с практикой неуставных взаимоотношений будет не в пользу армии однозначно.

Имел возможность убедиться в этом. В армии «опущенных» называют по-разному, в нашей локации в ходу было определение «чмырь» или «вечный дух».

Собственно, по армейскому укладу первый год службы всякий «дух» должен делать грязную работу, безропотно сносить унижения и насилие со стороны старослужащих.

Но «чмыря» мордуют весь срок службы, причем не только старослужащие, но даже свой призыв, и более молодые.Дух, желающий «поставить себя», получив от офицера или «деда» указание помыть туалет, может с помощью насилия заставить выполнить эту работу «чмыря».

Это поднимает его в социальной иерархии.

Качки-беспредельщики могут с первых недель службы поставить себя наравне со старослужащими. В батальоне, где я проходил КМБ, был боксер-«черпак» (прослужил полгода), который держал в страхе дембелей своей роты. Как набухается, месил всех без разбора.

Правда, недолго. После того, как сломал какому-то солдатику позвоночник, поехал дослуживать в дисбат. Иногда старослужащие развлечения ради поощряют таких беспредельщиков: мол, не по масти шагаешь, молодой, нарушаешь традиции. Ты – дух, должен год летать, как муха и получать свою порцию пи…дюлей.

Но если ты супермен и заслуживаешь особого отношения, то докажи это – дай чмырю за щеку. Сделаешь это – получишь привилегии.

Не сможешь – пеняй на себя. После отбоя приходи в каптерку — докажи, что ты мужик.

Да, вот такая развилочка: тут или ты опустишь чмыря, либо «деды» тебя зачмырят, ибо право быть «не как все» надо защищать. Для чмыря этот вечер тоже окажется своего рода рубежным. Возьмет в рот – значит другие станут самоутверждаться через орально-генитальное насилие над ним.

Не возьмет – будет избит до потери сознания и все равно ему насильник членом по губам пошлепает или надрочит на лицо.Пардон за физиологические подробности, но как еще наглядно показать суть ритуального гомосексуализма?

Тут, как вы понимаете, никаким либидо не пахнет. И даже под понятие «изнасилование» сей акт не подпадает.

Это насилие с сексуальным подтекстом, с помощью которого низкоранговый член стаи добивается доминирующего положения в коллективе.

И если традиция закрепляется, то сами представьте, что ждет последующие призывы. Там уже целенаправленно будут чмырить молодых через гомосексуальный контакт.Диванные милитаристы на сей счет начнут возражать, что, возможно, такое было раньше, но сейчас исключено, поскольку срок службы сокращен до года.

И чо? «Правила мужской компании» разве изменились?

Скорректировались немного, но в основе своей остались прежними. Даже в чисто контрактных частях дедовщинка процветает – только в путь. Но сегодня, пожалуй, чаще всего не старослужащие опускают молодых, а контрактники срочников или «черные» славян.

Последнее, кстати, широко практиковалось в Советской Армии, и до сих пор землячества играют системообразующую роль в армейском коллективе. Да, «черные» своих духов гнобят безжалостно, но при этом поощряют их глумиться над русскими, и уж тут они компенсируют по-полной.

Именно в «черных частях», то есть в которых численно доминируют кавказцы или среднеазиаты, опускалово «через х…й» не только было широко распространено, но частенько приводило к заместительному гомосексуализму, особенно если часть располагалась где-нибудь в тайге, и шлюхи по вечерам на КПП не бегали.Кто-то скажет, что я сгущаю краски. Мол, если бы подобное «опускалово» практиковалось широко, то доведенные до отчаяния чмыри стреляли бы своих насильников пачками.

Подобное суждение в корне неверно.

Чмырят в армии очень многих. Но подход всегда дифференцированный. Если насилие встречает отпор, агрессору проще переключиться на более слабую жертву, ведь тут вопрос не в личной неприязни, а в принципе.

Задача – поднять свой статус, опустив кого-то. А кого именно – совершенно не важно. Кто слабее – того и опускают.

У кого-то порог – согласиться мыть пол в казарме.

Кто-то безропотно идет драить сортир. Кто послабее – стирают дембелям трусишки.

И только совсем надломленным могут за щеку напихать.

Чем более беспредельная часть – тем больше в ней чмырей.Тут главное – палку не перегнуть. Да, физически можно сломать любого.

Но если «ровному пацану» (аналог «мужика» на зоне) ты «накинешь на клык» при помощи своих друзей, то в их глазах твой авторитет, конечно, вырастет. И изнасилованный тобой никуда не побежит жаловаться – это уж точно. Но при удобном случае может отомстить.

Найдут тебя с проломленной головой за сараем а рядом кусок рельса. С крыши упал. Несчастный случай, однако. Или на гражданке тебя выследит и сведет счеты.Кстати, характерный случай произошел в нашей части.

Я уже дембельнулся к тому времени, но того духа, что был почтальоном, знал. Он старательно переписывал с конвертов домашние адреса дедов.

И когда его однажды решили «поставить на бабки» (иначе опустят), он твердым голосом отчеканил домашние адреса всех присутствующих и сказал: «Я по гражданке вас найду и вырежу по одному».

Отметелили его за такую борзость, конечно, знатно, но после этого уже никогда трогали. Он ясно дал понять, какую черту переступить не готов.

Поэтому процесс чмырения происходит постепенно, и в общем, и в индивидуальном порядке.

Физическому насилию всегда предшествует моральная ломка.

Сломавшийся уже не способен ни на какую месть.Кстати, совсем уж оторванные от реальной жизни эксперды начинают рассуждать о том, что дедовщина, дескать, есть, но она процветает только там, где офицеры неспособны контролировать обстановку, бла-бла-бла. Херня полная! Офицеры («шакалы» на армейском жаргоне) в подавляющем большинстве получают звезды на погоны после 5 лет в военном вузе. И суровую адаптацию к «правилам мужской компании» «кадеты» в первый год курсантской службы проходят точно так же, как и «зольды» в войсках.

Гомосексуализм присутствует. Имеет место и гей-проституция. Их аналогичным образом ломают, чаще всего, офицеры.

Кто не приемлет всего этого дерьма, отсеивается. Когда я служил, до выпуска в нашем училище доходили примерно половина от поступивших. Все они принимали навязанные им правила.Так с чего вдруг офицеры станут бороться с дедовщиной?

Наоборот, они постараются ее поддерживать, в некоторых случаях – усиливать. С выгодой для себя, конечно. Сегодня армия коммерциализировалась, дедовщина осуществляется по прейскуранту.

Хочешь сносно жить – плати. Контрактники ставят на бабки срочников. Ротные поощряют и крышуют «контрабасов» выдаивая их в свою очередь и сами отстегивают комбату, тот – выше.

Так устроена армейская система.

Опускать и чморить – это бизнес.Я не стану утверждать, что тот старлей-сучара, что якобы угрожал Шамсутдинову групповым изнасилованием, именно это и обещал. Недоказуемо. Да и опускают не только «через х.й». Могут, например, избивать до тех пор, пока не сделаешь глоток смывного бачка в туалете.

Но то, что солдата-срочника пытались чмырить, или угрожали это сделать, очевидно.

Как и то, что угрозу в свой адрес он, наблюдая казарменный беспредел, воспринимал серьезно. Привыкли «шакалы» и контрабасы-подшакальники к тому, что имеют дело с запуганными терпилами, приходящими с гражданки.

Но в данном конкретном случае коса нашла на камень. У пацана оказались нетипичные для россианца представления о допустимом прогибе.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+